История России и зарубежных стран на нашем сайте

Переписки
Новых сообщений:0

Исторический раздел | Статьи об Истории | Опубликовать статью об истории
Архив новостей















Сейчас - 11 Декабрь, вторник 11:06
Количество новостей на странице

04.12.2018 14:44
Политика History
Россия



Познавательная карта, где отмечены локации смерти императоров Римской Империи.
Голубым отмечены смерти по естественным причинам, черным - по неестественным. По двум императорам точных данных нет.
Нашел на Вотте.

Далее...
Ноябрь
06.11.2018 07:33
Общество History
Россия г. Москва


Газета "Правда", №136, 1937-й год.

Еще одни ужасы 1937 года https://poltora-bobra.livejournal.com/1403756.html, пока "полстраны сидело, полстраны охраняло", на автомобильных предприятиях действовали целые коррупционные схемы по фактическому расхищению продукции.
Надо понимать, что попавшиеся по этому делу тоже стали "невинными жертвами сталинских репрессий".

Далее...



На тему очередного фейкового праздника на Украине и торжеств по случаю "батуринской резни".
Старая, но не утерявшая актуальность статья Каревина, где на пальцах разобрана эта история.

«Батуринская резня» — мифы и реальность (1708)

Об этом историческом событии когда-то говорили мало. Не то, чтобы замалчивали, а просто не акцентировали на нем внимания. Наверное, напрасно. Может быть, историкам стоило осветить случившееся более подробно. Впрочем, той небольшой информации, которая содержалась в научной литературе, хватало, чтобы любой интересующийся мог для себя составить правдивую картину произошедшего.

Теперь все наоборот. Об этом событии рассказывается много, очень много. А вот узнать правду о нем нелегко. Ибо то, что говорят и пишут на эту тему, как правило, далеко от истины.

«Ответом московского царя Петра I на переход Мазепы к шведскому королю была неслыханная жестокость, которая залила кровью Украину и ошеломила Европу. 2 ноября 1708 года московское войско полностью разрушило гетманскую столицу город Батурин, вырезав всех его жителей, даже женщин и младенцев. Казаков распяли на крестах, которые были установлены на плотах, и пустили вниз по реке Сейм. Гетмана Мазепу, а вместе с ним и всех украинцев, объявили предателями и предали церковному проклятию». «От казацкой столицы не осталось и кусочка, ни один житель не спасся в устроенном московскими пришельцами аду». «Русское войско ворвалось в Батурин. Город был полностью разрушен, а его население перебито». «В городе была устроена кровавая резня: жестоко убиты все его жители, даже женщины и младенцы… Этой карательной акцией Петр I пытался запугать украинцев и окончательно поработить их, лишив стремления к свободе». «Всех казаков и жителей вырезали. Не пощадили ни стариков, ни молодых, ни женщин, ни детей».

NB! Подобные помои в школе уже застал в 90-е, когда сам учился.

Вышеприведенные цитаты взяты из украинских школьных учебников по истории. Аналогичным образом повествуют о «кровавой трагедии гетманской столицы» многочисленные в последнее время на Украине газетные и журнальные публикации, научно-популярные и художественные книги, теле- и радиопередачи. Батуринская тема стала необычайно модной. Обсуждают ее охотно. Причем не только историки.

Видный дипломат, занимающий крупный пост в министерстве иностранных дел Украины, выступая по телевидению признается, что на его отношение к России влияет «воспоминание» о «резне в Батурине». Это «воспоминание», по словам дипломата, содержится у него («как и у других украинцев») в «генетической памяти». Известный кинорежиссер, расхваливая собственный (по мнению многих, очень слабый) фильм о гетмане Мазепе, особо упирает на то, что там «впервые в истории кино была показана Батуринская резня». Той же «резне» посвящен сюжет в выпуске новостей (!) на популярном всеукраинском телеканале. Автор сюжета информирует телезрителей о событиях почти трехсотлетней давности с такими деталями, будто речь идет о чем-то, чему он сам был свидетелем. И так далее. И тому подобное.

Плач по «жертвам московского геноцида в Батурине» не умолкает. Наслушавшись (насмотревшись, начитавшись) всего этого, вполне можно было бы воскликнуть: «Нет повести печальнее на свете!». Можно было бы. Вот только, никакой резни на самом деле не было. Доказательств тому — великое множество.

«Никакого худа ни в ком не видать»

Прежде всего стоит заметить: ни царь Петр Алексеевич, ни руководивший штурмом Батурина Александр Меншиков запугивать население Малороссии не собирались. В этом просто не было необходимости. Вместе с великорусами малорусы мужественно сопротивлялись шведскому нашествию. Перебежавшего к врагу гетмана Ивана Мазепу поддержала лишь кучка приближенных. Малорусский народ сохранил верность своему монарху.

«При сем еще доношу вашей милости, — писал Меншиков Петру I 26 октября 1708 года, — что в здешней старшине, кроме самых вышних, також и в подлом народе с нынешнего гетманского злого учинку никакого худа ни в ком не видать. Но токмо ко мне изо всех здешних ближних мест съезжаются сотники и прочие полчаня и приносят на него ж в том нарекание, и многие просят меня со слезами, чтоб за них предстательствовать и не допустить бы их до погибели, ежели какой от него, гетмана, будет над ними промысл, которых я всяким обнадеживанием увещеваю, а особливо вашим в Украйну пришествием, из чего они, по-видимому, в великую приходят радость».

«Мазепа не хотел в добром имени умереть: уже будучи при гробе учинился изменником и ушел к шведам, — извещал царь князя Василия Долгорукого 30 октября. — Однако ж, слава Богу, что при нем в мысли ни пяти человек нет, и сей край как был, так есть». О том же (и в тот же день) писал он адмиралу Федору Апраксину.

Даже казаки, которых Мазепа привел с собой в шведский лагерь, сообщниками его не являлись. Они оказались обмануты предателем и, узнав об измене, покидали гетмана при первой возможности. 30 октября Петр I сообщал белоцерковскому полковнику Михаилу Омельченко, что Мазепа заявил казакам «будто он идет по нашему, великого государя, указу за Десну против шведского войска. И когда их привел к шведам, то, по учиненному с ними (со шведами — Авт.) уже договору, велел их окружить тем шведам и потом им объявил свое изменничье намерение и отдал тако в руки неприятельские, из которых от него отданных уже многие верные к стороне нашей паки возвращаются».

Итак, царь Петр Алексеевич не считал малорусов предателями. Разумеется, это не значит, что он пребывал в беспечности. Власти делали все возможное, чтобы укрепить верноподданнические настроения в народных массах. Но укрепить не карательными акциями (неоправданная жестокость могла привести к обратному — спровоцировать бунты), а милостями. Уже 28 октября специальным царским указом были отменены «аренды (отдача на откуп винной, дегтярной и табачной торговли — Авт.) и многие иные поборы», которые, как говорилось в указе, Мазепа «наложил на малороссийский народ, будто на плату войску, а в самом деле ради обогащения своего». Царь увеличил жалованье запорожским казакам, приказывал великороссийским военачальникам обращаться с казацкой старшиной «сколько возможно ласкаво» и т. п.

Еще до обнаружения гетманской измены, Петр I принял меры для недопущения в Малороссии конфликтов между войском и населением (такие конфликты во время войн являлись обычным делом в тогдашней Европе). «Надобно драгунам учинить заказ под потерянием живота, дабы они черкассам (так иногда называли малороссиян — Авт.) обид не чинили; и ежели кто им учинит какую обиду, и таковых велите вешать без пощады» — предписывал самодержец своим полководцам.

Предписания не оставались пустым звуком. «Мы войскам своим великороссийским под смертною казнью запретили малороссийскому народу никакого разорения и обид отнюдь не чинить, за что уже некоторые самовольные преступники при Почепе и смертью казнены» — объявлялось в указе от 6 ноября 1708 года.

Очевидно, что «Батуринская резня» (если бы она действительно имела место) не только не являлась целесообразной, но и противоречила политике царского правительства. Нетрудно придти к выводу, что резни не было и быть не могло. К выводу, который подтверждается документально.

Восставшие из мертвых?

22 декабря 1708 года избранный казаками вместо Мазепы новый гетман Иван Скоропадский выдал батуринскому атаману Данилу Харевскому универсал, разрешавший жителям Батурина вновь селиться на старых местах. Тем самым жителям, которые якобы были «вырезаны московским войском».

Между тем, «вырезанные» разрешением воспользовались. Опись города, произведенная в 1726 году, насчитала (цитирую по составленному выдающимся малорусским историком Александром Лазаревским «Историческому очерку Батурина»): «прежних батуринских жителей, поселившихся слободами — 25 дворов; торгующих мелочным товаром — 17 дворов; ремесленников, прежде бывших батуринских жителей, которые по разорению Батурина поселились в старых домах на своих местах (снова вспомним цитатку из школьного учебника: «От казацкой столицы не осталось и кусочка, ни один житель не спасся» — Авт.): цеха шевского (сапожников) — 38 дворов, цеха кравецкого (портных) — 28 дворов, цеха калачницкого — 11 дворов, цеха ткацкого — 12 дворов, цеха резницкого (мясников) — 9 дворов, кузнецов — 15 дворов, музыкантов — 6 дворов, гончаров — 5 дворов, плотников — 5. Живущие при Батурине в слободах прежние жители: в слободе Подзамковой — 19 дворов, в слободе Горбаневской — 31 двор, в слободе Гончаровской — 72 двора. Сверх того, в слободе Гончаровской живут бывшие служители гетманского двора, ныне принадлежащие к Обмочевскому «дворцу» — 12 дворов и «рыбалок», принадлежавших к гетманским батуринским рыбным ловлям — 9 дворов».

А еще: «Мельники, мерочники и посполитые люди, которые прежде надлежали ко дворцу Мазепы, а ныне к Обмочевскому дворцу принадлежат — 82 двора» и «30 дворов крестьян надлежащих до двора Мазепы». Это жители «посполитого звания». Кроме них Опись зафиксировала наличие в Батурине казаков (104 двора). Они жили и здравствовали, не ведая, что когда-нибудь их запишут в «жертвы геноцида».

Так что же произошло в Батурине 2 ноября 1708 года?

А было так

В Батуринском замке Мазепа сосредоточил свою артиллерию (70 орудий), огромное количество боеприпасов и продовольствия. Все это он намеревался передать шведскому королю Карлу ХИ, что значительно усилило бы армию последнего.

Со своей стороны, царские военачальники стремились не допустить осуществления замыслов предателя. Получив известие об измене гетмана, Александр Меншиков поспешил с войском к казацкой столице. Но командовавший местным гарнизоном сердюцкий полковник Дмитрий Чечель, бывший в сговоре с Мазепой, отказался впустить царских солдат. Еще до подхода Меншикова сердюки (иностранные наемники, находившиеся на службе гетмана) по приказу Чечеля силой согнали жителей Батурина в замок и подожгли городские предместья. По великороссийским полкам мазепинцы открыли пальбу из пушек.

Переговоры ни к чему не привели. Тем временем к городу двигались шведы. Пронесся слух, что они совсем близко. Меншикову не оставалось ничего другого, как атаковать замок.

Сражение длилось недолго. Отчаянно оборонялись лишь сердюки. Большинство казаков во главе с прилуцким полковником Иваном Носом предпочли сложить оружие. Через два часа все было кончено. Кое-кого из пленных мятежников, действительно казнили. Но только их. Об этом, между прочим, имеется собственноручное свидетельство Петра I.

9 ноября царь направил коменданту Белоцерковского замка письмо с приказом: посылаемых к Белой Церкви «для лучшего отпора неприятелю» великороссийских ратных людей «впускать безо всякого прекословия». Монарх подозревал, что в замке могут находиться тайные приверженцы Мазепы (незадолго до перехода к шведам гетман внезапно озаботился усилением тамошнего гарнизона и направил туда новый отряд казаков). Поэтому царь Петр Алексеевич предупреждал: «Если же кто дерзнет сему нашему, великого государя, указу учинить непослушание и тех наших великороссийских людей впустить в замок не похощет, и с теми учинено будет по тому ж, как и в Батурине с сидящими, которые было ослушали нашего царского величества указу, в Батуринский замок наших великороссийских войск не впускали, но взяты от наших войск приступом; и которые противились побиты, а заводчикам из них учинена смертная казнь».

Самодержец указывал четко: убиты были те, кто сопротивлялся («которые противились»), а из пленных смерти предали зачинщиков («заводчиков») мятежа. А ведь данным письмом Петр I старался запугать вероятных предателей. Он не стал бы преуменьшать строгости применяемых к изменникам мер. Скорее наоборот, мог эту строгость преувеличивать. Но угрожать всеобщей резней монарху и в голову не пришло.

Письмо с той же целью (предупредить возможную измену) и описанием наказания батуринских бунтовщиков («которые противились, те побиты, а заводчики из них казнены»), царь направил коменданту Прилуцкого замка. Однако и в том письме угрозы резней нет и в помине.

Как видим, репрессии в Батурине были направлены против вооруженных мятежников, а никак не против насильно согнанных мазепинцами в замок мирных людей, тем более женщин и детей. Конечно, там, где гражданское население оказывается в эпицентре военных действий, случаи гибели обывателей — не редкость. Могли такие случаи иметь место и в Батурине. Но все же массовой смерти жителей удалось избежать.

После взятия Батуринский замок сожгли. Правда, не сразу. Еще 4 ноября Петр I писал Меншикову, что если есть надежда не допустить захвата Батурина шведами, его следует защищать. В противном случае, приказывал царь, замок со всеми припасами нужно сжечь, а пушки вывезти, так как «когда в таком слабом городе такую артиллерию оставить, то шведы также легко могут взять, как и мы взяли».

Меншиков долго не колебался. Замок был укреплен плохо. Времени на реставрацию старых укреплений и строительство новых не оставалось. Шведская армия представляла собой внушительную силу. Шансов устоять против нее в Батурине практически не было. И военачальник принял единственно правильное с военной точки зрения решение.

Огонь уничтожил замок. Русское войско отступило. Покинуло полуразрушенный (подожженный еще Чечелем, потом пострадавший во время боя) город и население. Покинуло (а не было уничтожено), чтобы после ухода оккупантов вновь вернуться на свои места. «Город был сожжен и разорен, а жители его разбежались», — констатирует упоминавшийся уже историк Александр Лазаревский (кстати сказать, видный украинофил, который не стал бы замалчивать «обиды», понесенные Украиной от великорусов).

Рождение мифа

Откуда же тогда взялся миф о «Батуринской резне»? Сочинил его. Иван Степанович Мазепа. Пытаясь подбить казаков к мятежу гетман-изменник принялся повсюду рассылать свои универсалы, переполненные клеветами на царя и великорусский народ. Мазепа уверял, что Петр I замыслил погубить малорусов, хочет силой переселить их всех за Волгу, а Малороссию заселить великорусами, что с этой целью московское войско уже начало нападать на малороссийские города, выгонять оттуда жителей и т. д. Сообщение о «резне» в казацкой столице как бы иллюстрировало эти вымыслы.

Так произошло рождение мифа. Остальные небылицы, придуманные Иваном Степановичем, вскоре забылись по причине их очевидной абсурдности (ведь не последовало никаких депортаций, не было и нападений на города). А Батуринский миф получил долгую жизнь. Он нашел отражение в писаниях шведских мемуаристов, затем перекочевал в некоторые исторические сочинения и особенно был растиражирован с помощью печально известной фальшивки, так называемой «Истории русов».

Разумеется, своих соотечественников Мазепа не убедил (хотя стремился он прежде всего именно к этому). Малорусы хорошо знали, что в действительности произошло в Батурине. К тому же, не замедлило официальное опровержение. 8 декабря 1708 года гетман Иван Скоропадский издал универсал, где разоблачил ложь своего предшественника. Касаясь темы Батурина, Скоропадский признавал, что при штурме замка было убито много мятежников. Но он тут же подчеркивал: «Однако же, що о женах и детях, о гвалтованю панен и о ином, що написано во изменничьем универсале, то самая есть неправда… Не тылко тые не имеючие в руках оружия, але большая часть з сердюков и з городовых войсковых людей, в Батурине бывших, на потом пощажены и свободно в домы, по Указу Царского Пресветлого Величества, от князя, Его Милости, Меншикова, отпущены».

Зато поверили Ивану Мазепе шведы. Подойдя к Батурину они застали там руины и пепелища, обгорелые трупы и ни единой живой души. А гетман не жалея красок, описывал ужасы массовой резни. Таким образом Мазепа пытался оправдаться перед шведским королем, объяснить провал своих предательских планов. Дескать, казаки не пошли за ним потому, что испугались свирепого и беспощадного царя Петра. Короля такое объяснение устроило, а Малороссии оно обошлось очень дорого.

Шведы уверовали, что причина поддержки населением царских войск заключается всего лишь в элементарном страхе. Уверовали и решили действовать по принципу: клин клином вышибают. Они делали все, чтобы внушить малорусам еще больший страх. Захватчики жгли города и села, уничтожая их жителей без разбора. Творилось это с ведома, а иногда и при участии Ивана Мазепы. Естественно, что желаемого результата оккупанты не достигли (борьба против них только усилилась). Однако тысячам малорусов (в том числе и женщинам, и детям) выдумка старого гетмана стоила жизни.

Уроки русофобии

Сегодня эта выдумка распространяется на Украине с новой силой. Давно уже обнародованы опровергающие ее факты и документы. (Например, универсал Ивана Скоропадского, разоблачающий Мазепину клевету, опубликован еще в 1859 году. Работа Александра Лазаревского с обширными извлечениями из Описи Батурина — в 1892 году). Но современные украинские «батуриноведы» об этих опровержениях не знают и не хотят знать. Они свято верят в миф, сочиненный когда-то исключительно с пропагандистской целью. Как тут не вспомнить слова английского философа, вынесенные в эпиграф настоящей статьи?

Давайте представим на минуту, что историю Великой Отечественной войны у нас станут излагать, опираясь на агитки, подготовленные ведомством Йозефа Пауля Геббельса. И при этом будут игнорировать все, что данным агиткам противоречит. Насколько объективной будет такая «история»? Вопрос, безусловно, риторический.

Но ведь подобным образом излагают ныне на Украине историю шведского нашествия 1708–1709 годов. Излагают не только в газетках «национально сознательной» направленности (тут удивляться не приходится), но и на школьных уроках. Уроках русофобии, густо замешанной на лжи. Если вера в Батуринский миф подогревает неприязнь к России даже у великовозрастного дяди из внешнеполитического ведомства, то какие чувства могут возникать в юных душах? И к чему это приведет? Может, стоит задуматься и об этом?

http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/karevin-aleksandr/maloizvestnaya-istoriya-maloj-rusi/4 - цинк

Как и в случае с "хероями УПА" или фейковым "голодомором", байки про "Батуринскую резню" служат "нациотворческим элементом, когда населению Украины скармливают лопатой самые примитивные исторические фальшивки для формирования "нового украинца".

Далее...
Октябрь
27.10.2018 14:58
Общество History
Россия



Газета Правда, №77, 1937-й год.https://poltora-bobra.livejournal.com/1402166.html

До чего Сталин довел бухгалтеров. 

Далее...
Сентябрь
26.09.2018 10:20
Политика History
Россия



По наводке с Вотта.
Интересно, считаются ли ныне Чужин и Устинов жертвами сталинских репрессий? 

Далее...
25.09.2018 13:03
Политика History
США — Соединённые Штаты Америки Нью-Йорк штатг. Нью-Йорк

Боже, благослови русских!

– трудно сегодня представить, что такие слова способен произнести военно-морской министр Соединенных Штатов Америки, и в них не будет и тени иронии. Но именно так и было 155 лет назад, когда в Нью-Йорк прибыли русские военные корабли. Что же сподвигло русского императора оказать поддержку молодому американскому государству?

Известно, что прямых союзнических отношений между нашими странами тогда не было, но ничто не сближает так, как общий враг. Избранный в 1860 году президент Авраам Линкольн был противником рабства, которое лежало в основе экономического уклада южных штатов. Несмотря на то, что Линкольн несколько смягчил свою позицию в отношении необходимости отмены этого позорного явления, отложив разрешение проблемы на отдаленное будущее, Юг дружно сказал Северу «нет», что привело к Гражданской войне в США.

В это же самое время в Российской империи прорабатывались варианты отмены крепостного права. Реформа вызывала неоднозначное отношение в различных слоях общества, и в итоге было выбрано решение об освобождении крестьян, но без земли, которое считается предпосылкой будущих революций в стране. Самыми ярыми противниками отмены крепостного права были польские элиты. Позиции Санкт-Петербурга и Вашингтона сближало то, что поддержку их противникам в лице поляков и южан соответственно оказывали Лондон и Париж. Уже тогда западная пресса живописала образ тоталитарного царского режима, а русских начали называть потомками ордынцев.

Как и сегодня, Лондон тогда начал формировать антироссийский союз при участии Франции, Польши, Австрии и Швеции. В помощь силам Юга англичане поставляли грузы военного назначения и предоставили им крейсер «Алабама», который грабил торговые корабли северян. При этом «Алабама» мог беспрепятственно пользоваться английскими и французскими портами. В Санкт-Петербурге созрел план ответить Великобритании симметрично, предоставив русские военные корабли партнеру Аврааму.

Крейсер «Ослябя» стал первым, что прибыл в Нью-Йорк для поддержки Вашингтона. Следом за ним пришли и другие русские военные корабли из Кронштадта. И вовремя. Бизнес-элиты Нью-Йорка были против самого Вашингтона из-за чинимых войной убытков и подумывали от него отложиться. Пресса северян запустила слух, что друг Александр придет на помощь другу Аврааму в случае европейской интервенции. Таким образом, присутствие русских военных моряков удержало Нью-Йорк под крылом Линкольна.

По удивительному стечению обстоятельств в 1863 году командир русской Тихоокеанской эскадры принял решение перезимовать в американском Сан-Франциско. Северяне тогда боялись рейдов «Алабамы» и попросили помощи у командующего Андрея Попова от пиратов-южан. На что тот дал согласие, чем вызвал восторг местных властей. Таким образом, оба побережья Штатов оказались под негласной защитой русского флота. Однако вскоре Попова сняли с должности, поскольку официально Санкт-Петербург дистанцировался от Гражданской войны в США. В Сан-Франциско русские моряки-тихоокеанцы даже помогли в тушении большого пожара 1863 года.

Одновременное прибытие двух русских эскадр к американским берегам по-разному трактуется историками. Сегодня специалисты убеждают о том, что никакого тайного соглашения между Санкт-Петербургом и Вашингтоном не было. Но тогда никто доподлинно об этом не знал. Лондон и Париж были вынуждены учитывать русский фактор при принятии решения о возможной интервенции. Точно так же в наши дни российский ВМФ проводит учения у берегов Сирии на глазах у сил НАТО. И она, интервенция, не состоялась. А значит, сработало.
Автор: Сергей Маржецкий
Использованы фотографии: www.rusplt.ru

Далее...
Август
12.08.2018 07:35
Общество History
Россия



В высшей степени отличная и познавательная статья о том, почему крестьяне уходили от христианства в язычество.
Очень много интересных фактов и подрбностей.

Реальные расклады в борьбе язычества и христианства. Уроки голода 1891-93 годов

Всяким "родноверам", "славяноариям" и прочей компании расслабиться и проходить мимо: тут о настоящем, бытовом язычестве. Всяких "Вед", перунов и "Велесовых книг" не будет.

Катастрофы голода сносят в сознании людей в первую очередь все наносное и искусственное. По так называемым "мировым религиям" голод бьет непосредственно и больно.
Нет, "старые боги" не замещают Христа, Аллаха или Будду, и из лесов не выходят друиды с волхвами - про них никто и не помнит. Все, что мы знаем, например, о славянских языческих божествах и верованиях - это кропотливая работа историков, а не "народная память" (она реально "помнит", но другое, о чем ниже).
"Голодный" ренессанс или, если хотите, реконкиста язычества происходит одновременно просто, тупо и страшно для "государственной" религии и властей. Жуткая голодная катастрофа 1892 года дала огромное количество фактического материала и аналитики по теме. Связано это с тем, что, во-первых, благодаря общественности и лично Льву Толстому "на голоде" работало большое количество образованных и наблюдательных людей, а во-вторых, сама Церковь усиленно мониторила ситуацию - в Синод через епархии голодных губерний массово поступали донесения и отчеты сельских священников и церковных комиссий. Наиболее дельная аналитика шла в журнале "Мир Божий", где в номерах за 1892-94 годы регулярно разбирали и анализировали различные сообщения с мест. Много аналитики встречается в медицинских отчетах тех лет, а так же в полицейских расследованиях слухов и толков, приведших к бунтам, погромам и неповиненовению властям.
Изучением и обобщением собранных материалов занимались такие глыбы отечественной науки как профессора Найдыш Вячеслам Михайлович и Азбелев Сергей Николаевич. А первый и могучий задел сделал еще на анализе обрывочных сведений с кошмарного голода 1872-74 гг. академик Александр Афанасьевич Потебня (Слово и Миф. М.:Правда, 1989).
С медицинской точки зрения годноту выдал прямо с мест А.В. Погожаев (Апатия и голодание//Русское богатство. 1892. Номер 4-5). Суровый и реальный фолк от носителей постил журнал "Этнографическое обозрение".
О том, что для Церкви языческая угроза была абсолютно реальна, писал даже Пал Николаич Милюков ("Очерки по истории русской культуры", Т.2, ч.1).
В наше время по теме пишут, помимо Найдыша, философы Лосев И.Н. и Синельников С.П., статьи которых в журналах "Вопросы философии" и "Волга" ткнули носом автора поста в данную тему.

Что же из себя представляло реальное язычество в 1892-94 годах, каковы были механизмы и формы его проявления и к каким последствиям это все приводило.
Замануха: всех, дочитавших до конца, ждет бонус - самый умопомрачительный, невероятный, крышесносящий слух голода 1892-94, непревзойденный до сих даже лсдэшными наркоманами.

1. Механизм запуска возврата к язычеству.

1.1. При первых признаков катастрофы все в деревнях усиленно молились, завязывали с пороками (бухачем), ходили на все церковные службы и крестные ходы. Батюшки писали умильные отчеты. При этом отмечали возникновение всяких невероятных слухов и сплетен, которым сначала не придавали особого значения (в 1898-99, 1906, 1911 гг. церковные и светские власти, наученные горьким опытом, старались реагировать максимально быстро на этом первом этапе, но когда не успевали, то получали то, что прекрасно описано у Викентия Вересаева и Михаила Булгакова)

1.2. Когда катастрофа надвигалась вплотную, батюшкам начинали задавать резкие и неожиданные фантастические вопросы (типа "правда что Государю было видение о Конце Света и в его дворце иконы кровью плакали, а лошадь человечьим голосом заговорила?"). Фантастические вопросы постепенно сменялись совершенно бытовыми: "отчего хлеб неуродился", "отчего скотина болеет", "отчего у Касьяна живот вздулся и он херню несет". И вот тут батюшку спасали либо стальные яйца (такие попадались), либо специальные знания (таких было единицы). Ответ "Так Богу угодно" не прокатывал и мог мгновенно взорвать обстановку (например все могли свалить прямо со службы). Если батюшка что-то шарил или начинал давить харизмой, то прилетал второй вопрос: а как увязан вот этот конкретный пи*дец со слухами и разговорами? Может правду говорят?
Это была вилка: ответ "да, связан" по умолчанию неприемлем, ответ "нет, не связан" сразу рождал недоверие к компетентности священника (это в лучшем случае, в худшем - батюшку начинали считать участником некоего "заговора").
1.3. Далее, как убедительно предупреждал всех еще до наступления голода Потебня, происходит следующее: "[Христианство], вообще исключающее природу, не дало объяснения многим чудесным явлениям природы, которые язычник объяснил, связавши со своею верою. <...> Христианство могло лишь несколько ограничить, но не могло вполне устранить ту часть язычества, которая обращена к природе. Далее, христианство оставляло много незаполненного пространства вокруг событий семейной жизни, рождения, брака, смерти, вокруг занятий, например - охоты, земледелия, скотоводства, прядения" и, как справедливо дополняет Синельников, "вокруг засухи, неурожая, голода".
Многих людей совершенно переставало устраивать объяснений голодного пи*деца устойчивыми формулами "так Богу угодно", "Плохое событие - Божье наказание, хорошее - благодать от Бога идущая". Эти формулы, при должном религиозном воспитании, работают когда вас, например, насилуют, но кормят. Как только перестают кормить, то механизм ломается. Потебня тыкал всем в глаза голод 1872-74: "Такая упрощенная схема, по-своему объясняющая бедствие, не удовлетворяла немалую часть крестьянства: народ искал, на его взгляд, глубоких объяснений случившегося и находил их в старом, не забытом окончательно язычестве. Дело еще и в том, что язычество помещает богов внутри природы, ближе к человеку".

Еще более доступно проблема формулировалась уже советскими философами, также пристально изучавшими ее: христианский Бог выше и дальше и не обязан подробно разъяснять действие сил природы, а языческие боги и есть эти самые силы.
Все, язычество вырвалось наружу. Но, еще раз повторюсь, никакие Велесы и Перуны не вылезают - не помнит их никто. Капища тоже никто не строит (вру - чуваши и марийцы в лес валили, а с ними русские и татары, но это было локальное явление и язычество у чувашей и мари никто под корень не истреблял).

2. Проявление язычества.

2.1. Оно, сначала, начинает проявляться по косвенным признакам в слухах и толках. Вы бы сейчас не распознали бы ни за что, а Церковь тогда четко определяла - это появление в сюжетах слухов фантастических подробностей, к которым пока крепят христианские объяснения и имена (самарское "Стояние Зои" тогда однозначно определили бы как язычество, и вломили бы нехилых люлей самарской епархии).
Кроме того, начинают с новой силой лезть очень хорошо знакомые Церкви народные легенды о различных библейских персонажах (тут сильно надеюсь меня терминологически поправит, если что, или дополнит уважаемый anrike). Наиболее популярные персонажи в них - "сестры Ирода", которых обыкновенно определяют числом от 12 до 40. Имена народ им дает более чем характерные: Голодея, Пухлея, Желтея, Трясея, Огнея, Ледея, Гнетея, Хрипея, Глухея, Ломлея, Корикота, Навсея и т.п. У каждой сестрички по 300 любовников. В голод правит бал не Голодея, а еще одна опасная тварь из списка - Варогуша. Пословица голода: "Изнимет брюхо голодуша, придет и боль, и варогуша". Варогуша представляется в виде белого мотылька, который садится на губы спящему, в результате того поражает лихорадка, малокровие, упадок сил, чахлость и, в итоге, смерть.
Психиатры уже тогда отмечали, что помимо того, что белые мухи реально существуют, поехавшие крышей на почве голода начинают их видеть в товарном количестве - это один из массовых глюков (алкаши-делирики, кстати, белых мушек тоже часто наблюдают). Так как малярия и разные лихорадки действительно усиливаются во время голодов и люди вокруг натурально мрут пачками, то привет - Варогуша становится совершенной реальностью, так как психов особо никто распознавать не умеет и вокруг тебя все Это видят. То есть миф уже не развенчать никак, а подобные попытки приведут к раскалению обстановки.
Но Варогуша и прочие подобные легенды это только цветочки. Церковь их сурово осуждала, но до поры мирилась.

2.2. С нарастанием саспенса население становится все более нервным и агрессивным: начинает ползти вверх статистика преступлений, повсюду полыхают страсти и разборки на пустом месте. Появляются случаи открытого неповиновения властям. Болезни и эпидемии продолжают развиваться в геометрической прогрессии. Сложные объяснения текущих процессов никто не понимает и понимать не хочет, а старые простые формулы не работают. Но сознание настойчиво требует объяснения происходящему. И вот тут приходят они - божки, демоны, духи низшего языческого пантеона. Их древних имен никто не помнит, обзывают в разных местностях по-разному или по-христиански - бесами (помнят только водяных и леших). Одними из первых появляются ведьмы. И появляется вся эта компания не просто так - "бабка сказала" - явление несколько сложнее. Профессор Найдыш подыскал для него очень подходящий термин - быличка. Определения былички вы можете в количестве прочитать в интернете. Мы возьмем то, которое Найдыш подыскал именно для голода: быличка - это устный народный рассказ с установкой на полную достоверность, но с элементами фантастических, нереальных и сверхъестественных событий, сопровождаемых, как правило, существами-"низшими" богами языческих верований или имеющих дело с людьми, обладающих нечеловеческой силой (черти, ведьмы, колдуны) и такими персонажами как привидения, оборотни, вурдалаки.
Т.е. быличка имеет реальную географическую привязку, в ее сюжете могут присутствовать реально существующие люди, точные даты и время. Продвинутый вариант былички - это ее увязка с христианским апокалипсисом, который все более наделяют языческими чертами.
Примеры.
Простая быличка. Записана среди крестьян Чернского уезда Черниговской губернии в 1893 году.
"Виновницей неурожая была одна ведьма. Она ночами на осиновом лучке (дугообразной палке) разъезжала по деревням (подробно перечисляется каким) и дергала у петухов перья из хвостов и крыльев - штук по пяти из каждого петуха (петух - язычество). Летом 1891 и 1892 годов по ночам часто слыхали крик перепуганной птицы на дворах. Спасались от ведьмы только те петухи, которые садились на борону (борона - язычество), потому что борона, составленная из крестообразных связанных частей, не подпускала к себе бесова отродья. Из надерганных перьев ведьма вязала пучки и, летая на лучке по поднебесью (подробно перечислены уже покойные свидетели) над матушкой Русью, РАЗГОНЯЛА ИМИ ДОЖДЕВЫЕ ТУЧИ и, таким образом, не давала плодотворному дождю проливаться на засохшую землю. После смерти ведьмы пошли дожди, да поздно (а вот версий кончины ведьмы - триллион)".

Апокалиптическая быличка. Записана тоже в Черниговской губернии.
"В одном из сел Новосильского уезда церковный сторож, обходя ночью церковь, услышал, что в церкви кричали петухи. Так было в ночь до трех раз. "Что такое? Какой петух мог очутиться в храме?" - недоумевал сторож. На другую ночь опять закричали петухи. Тогда сторож побежал к священнику, разбудил его и рассказал про петухов. Оделся священник и отправился со сторожем к церкви, и оба они слышали, что в ней два раза прокричали петухи. Наутро собрал священник сходку, поведал обо всем прихожанам и в заключение спросил их: "Кто из вас, православные, выищется такой, который бы согласился переночевать в церкви, дабы узнать, что значит петушиный крик? Один парень из того же села говорит: "Я согласен на это".
На ночь заперли того парня в церкви



Здесь он взял Евангелие и стал читать. Читал, читал он; вот уже полночь, поют петухи на селе; глядь, - царские врата сами собою растворяются и выходит из них БЕЛЫЙ ПЕТУХ: прокричал с амвона: "Ку-ка-ре-ку!" и ушел в алтарь. Царские врата за петухом затворились. Запели на деревне во второй раз петухи - опять из растворенных врат вышел на амвон петух, но только КРАСНЫЙ. Прокричал петух и также скрылся в алтаре. Когда третий раз пропели на селе петухи, на амвон вышел ЧЕРНЫЙ петух. После него на амвон вышел монах в черной одежде и спрашивает парня: "Разумеешь ли ты, что предвещают петухи сии?". "Не разумею", - отвечает парень. "Ну так слушай: БЕЛЫЙ петух, означает в скором будущем изобильный урожай, КРАСНЫЙ - ужасное кровопролитие, ЧЕРНЫЙ - смертей, гробов, и могил множество, так что хлеб некому будет есть".
Языческие петухи тут перекликаются с конями из Апокалипсиса.
Верили быличками беспрекословно.

2.3. Дикие слухи особенно благодатно ложились на подготовленную почву - бухло. Больше всего крестьяне боялись не самого голода, а холеры, которая неизменно с ним приходила. В крестьянской среде существовала непоколебимое убеждение, что от холеры нельзя спастись и христианство никак от нее не защищает. А что делает нормальный русский человек, когда аццки очкует? Правильно - бухает. Вы можете себе представить как надо нажираться, чтобы удивить стандартного полицейского участкового? Из донесения полицейского урядника из слободы Покровское Новоузенского уезда Самарской губернии, куда он был послан для наблюдения за настроением крестьян при получении известий об идущей с низовьев Волги холеры:
"Я навидался столько пьяных, как никогда раньше. Пили чтобы умирать было легше в пьяном состоянии, пили просто так и Бог знает зачем - лишь бы быть пьяными".



Про холерные бунты и слухи написано тонны литературы. Нас интересуют слухи, связанные с язычеством и затрагивающие вертикаль власти. Как раз холера 1892-93 нам их дала.
В том же уезде ходили стандартные слухи, будто за каждого отравленного русского доктора получают от англичан 30 рублей, а за хохла 40. Народ разгромил больницы в уезде и чуть не поубивал персонал. Когда оперативно присланные войска вставили всем пистон, то родился рассказ, который начал разлагать сами войска и губернским жандармам пришлось очень много работать. Вот он:
"За зиму, когда голод постиг все наши волжские губернии, царь посылал много хлеба и денег для раздачи народу, но эта помощь не доходила до назначения, оставаясь в руках чиновников, грабивших и казну и народ. Проведав о том, царь послал наследника тайно разузнать в чем дело. Наследник приехал, разузнал и долго уговаривал чиновников отдать награбленное народу, но, не сладив с ними, "поехал за отцом". Чиновники, узнав о том и испугавшись расправы, подкупили докторов, чтобы те пустили холеру и не допустили бы при этом царя к Поволжью. И царь не приехал. Но наследник (то в образе медведя, то петуха, то коня, то витязя, то ворона) вернулся в Самарскую губернию и участвовал с народом в бунтах и разгромах больниц. В Новоузенском уезде (или любом другом уезде) он три раза на "ура!" поднимал портрет Государя, висевший на стене в земской больнице".
Жандармы отмечали случаи, что под влиянием рассказа некоторые солдаты бросались камнями в докторов.
("Все былички взяты из номеров "Мира Божьего").

В результате подобных слухов, глюков, нелепых подтверждений разных суеверий, забытые языческие верования начинают возвращаться. Крестьяне все больше начинают смотреть на мир сквозь призму язычества, хотя во всю еще юзают христианскую мифологию и терминологию. И тут остается всего один шаг до практического язычества.

3. Практическое язычество.

3.1. Основа язычества - это не древнегреческие мифы, не древнеримская строгая иерархия божеств, не споры кто важнее: Перун или Велес. Основа язычества - примитивные верования, связанные с самыми необходимыми для выживания вещами и процессами.
Так как урожай уже про*бан, то самым важным для крестьянина становится скотина - без нее не выжить и не засеяться по весне. А скот косят болезни. Эпидемии болезней скота также усиливаются в голодные годы. Идет падеж. Молитвы не помогают, наблюдение вроде "если долго крестить корову, то она все равно умрет" тоже минусуют позиции христианства. А делать что-то надо, крестьян лихорадит и они места себе не находят из-за скотины. И вот тут всплывает разрозненно обрядовая сторона язычества. Это когда официальный Бог не помогает, а запрещенные божества - вот они, рядом. Надо только попросить. Как просить - никто не толком не знает (появляются всякие противоречащие друг другу "знатоки", которые берут плату за знания и сваливают из села пока не спалили). Начинают искать способы интуитивно. И что интересно - в обрядах, связанных со здоровьем скотины, почти все приходят к одним и тем же действам. При этом, на всякий случай, не рвут еще окончательно с христианским Богом. Наиболее ясно обряды описывает донесение священника Николаевской церкви села Иловатый Ерик Новоузенского уезда Самарской губернии:
"Суеверия в домах поддерживаются тем, что после утрени праздника Крещения Господня хозяин дома, положив несколько кусочков простого ладана в домашнюю ладаницу с горячими углями, идет на скотный двор и там, собрав объедки соломы в одну кучу, выкладывает угли с ладаном на кучу соломы и зажигает ее, наблюдая за тем. как бы не произвести пожара. Это называется у них "ПУРЫНОМ" и делается для того, чтобы домашний скот их был здоров".
Солома - совершенно языческий материал. Пучки соломы присутствуют почти во всех языческих обрядах, связанных со скотиной.

Далее включается механизм "делай как все".

3.2. До обрядов дело доходит когда голод уже на пике. А после пика идет спад. Выживает сильнейшая скотина или у которой был иммунитет. Или врачи справились с эпидемией. Или она сама угасла. Но всем же ясно, что когда мы стали жечь солому - скот и перестал падать. А когда мы порезали горла последним курам и побросали их в болото (ну или где там "эти" живут), прекратилась лихорадка.
А по весне приехали "господа" из столиц и привезли хлеб - это Наследник в столицу вернулся.

3.3. Когда голод был подавлен, Церковь предсказуемо включила репрессивный механизм. Зачинщиков слухов, "распространителей язычества" арестовывали. Население делало однозначный вывод - вот кто наши враги.

Многие крестьяне, не в силах порвать с христианством, но "вкусивши запретного плода", уходили к сектантам - недаром сектанство было особо распространено в зоне рискового земледелия.
Многие, отъевшись и раскаившись в своем "язычестве", уходили к староверам (в этом блоге уже были приведены наблюдения 1892-94 годов за тем, что староверы не болели цынгой и малокровием и к ним тянулись крестьяне окрестных сел. То, что дело не в вере, а в рассоле, которого у староверов имелись громадные запасы, никто и не подозревал).
После голодов Церкви приходилось щемить сектантов и староверов, вырывая у тех клятвенные заверения, что не будут принимать к себе никого из православных.
И еще многим стало ясно, что окончательный переход к язычеству во многих селах не случился только из-за прибывшей наконец помощи - растянись голод еще года на два и случился бы невозврат.

Если кто вдруг решит пофантазировать о религиях и верованиях в постапок, то сразу имейте в виду: это будут примитивные языческие верования, связанные с урожаем, скотом, охотой, фертильностью и удачей. А духи будут жить в самых "нехороших" местах.

Ну и обещанный бонус.

В тот голод началось масштабное переселенческое (беженское) движение из неурожайных губерний Поволжья обратно в центральные. Стихийные переселения власти пытались пресекать. В среде крестьян рождались самые невероятные слухи в связи с переселением.
Вот сейчас без шуток: в одной из волостей Саратовской губернии крестьяне повязали в тюки весь свои скарб, заколотили дома, вышли на центральные площади и в организованном порядке стали ожидать переселения НА ЮПИТЕР. "Мир Божий", за номером 7-8, 1894, цитирует "Саратовский листок":
"Слухи о переселении крестьян на планету Юпитер дошли до Саратова. Становому приставу было поручено собрать урядников, сотников и десятников и выяснить корень сего зла. Было установлено, что среди крестьян явились какие-то выходцы с Юпитера, которые стали приглашать к себе на житье. Земля, мол, хорошая, лесу, лугов - вдоволь, рыбы в реках сколько хочешь, зверя и птицы тьма, что приди целая армия - их не искоренит, потому что железных дорог нету (sic!), а пшеница родится - золото.
Желание крестьян переселяться на Юпитер было обнаружено вполне. Был найден один из подстрекателей - казак села Куковичи Оверка Шкода. Он показал, что сам неграмотный, но люди говорят, что на Юпитере земли хорошие. На Оверку Шкоду составлен протокол".

https://d-clarence.livejournal.com/268175.html - цинк (как всегда рекомендую подписываться на автора - давно и системно пишет на тему голода в Российской Империи и Советском Союзе).

Далее...
10.08.2018 17:50
HISTORY
Россия

Москва - огромный мегаполис, где в последние годы делается все для того, чтобы город стал одним из самых комфортных и современных в мире, чтобы столичные жители и туристы могли чувствовать себя в нем максимально уютно.
В городе имеется большое число старых, по сегодняшним меркам, промзон, с которыми тоже нужно что-то делать. Сейчас в Мосархитектуры находятся на рассмотрении 25 проектов реорганизации их территорий.
По словам представителя ведомства, основной задачей является рассмотрение проектов развития заброшенных на текущий момент площадок и помощь в запуске на их базе новых производств.
Благодаря реорганизации промышленных площадей, оставшихся от старых промзон, можно решить вопросы не только нового производства и, как следствие, дополнительных рабочих зон, но также и ситуацию с жилплощадью и новыми культурными площадками.
С начала года утверждено два проекта по модернизации промзон в двух различных районах столицы. Речь идет о Южном Медведкове, где на территории 48-I появятся жилищно-общественные постройки, подземный паркинг и различные социальные проекты.
На текущий момент в столице насчитывается 208 промзон, которые занимают 18,8 гектаров. Власти города намерены большую их часть перестроить полностью и изменить назначения использовании земли, другую же часть реорганизуют лишь частично, превратив их в новые заводы и бизнес-центры.
В Москве за последние годы уже осуществлено несколько проектов по модернизации промзон. Как пример можно привести «Даниловскую мануфактуру» и «Новоспасский двор» на месте старинной ситцевой фабрики. Эти проекты позволили создать множество новых рабочих мест, улучшить инфраструктуру районов и расположить множество полезных социальных объектов поблизости от жилых домов.
Будущие проекты, для реализации которых привлечены самые лучшие архитекторы и дизайнеры, еще более амбициозны. Их основная цель – сделать столицу еще более комфортной и привлекательной.

Далее...
Июль
31.07.2018 08:10
Политика History
Россия



Тут в комментариях к одному из постов https://colonelcassad.livejournal.com/4352360.html возникли вопросы на тему того, а почему в списке героизированных исторических личностей оказался Брут, который убил Цезаря вместе с другими сенаторами заговорщиками.
Мол историография однозначно негативно оценивает личность Брута. Это не совсем так, о чем и повествует статья ниже, указывая те источники, на которых базируются современные представления о личности Брута.

Личность Марка Юния Брута в историографии XIX — XX вв.

Всплеск исследовательской активности в изучении антич­ной истории , проявившийся во второй половин е XIX в. и подкрепленный повышенным научным интересом зарубежных специалистов на протяжении X X в. , стал залогом многоаспектного анализа римской истории в целом и ее республиканского периода в частности . Несмотря на пристальное
внимание к политической истории Рима и ее творцам - прославленным полководцам, общественным деятелям (что, как правило , являлось ипостасями одного человека), работ , посвященных Марку Юнию Бруту , совсем немного .

Со второй половины X X в. трактовка личности Брута и его вклад  в развитие римского государства была неоднозначной и вызвала ряд дискуссий . По мнению М.Х. Деттенхофер,  основная проблема , с которой сталкиваются исследователи, заключается в чрезвычайно субъективной манере описания, присущей античным историкам. Убийство Цезаря рассматривается не только основным, но и смыслообразующим моментом в жизни Брута , поэтому его биография подается с точки зрения предопределенности судьбы человека . Помимо этого, немецкий исследователь отмечает еще одну особенность работ, посвященных данному политическому деятелю: концептуальная основа исследования зачастую отягощается односторонним подходом, то есть апологией или осуждением Марка Брута.

У. Ортманн представила широкий историографический обзор, включающий работы европейских антиковедов со второй половины XIX по конец XX вв.
Как следует из ее очерка , позиция Гастона Буасье по данному вопросу опиралась на исследование переписки Цицерона . На страницах этой переписки Брут предстает как целостная личность с ее идеалами,  философскими взглядами . Буасье положительно оценивал Брута, заостряя внимание на позитивных чертах характера исследуемой личности. Совершенно иная оценка Брута характерна для Отто Эдуарда Шмидта , который в работе 1889 г. («М. Junius Brutus» Ein falscher Freiheitsheld des Altertums») рассматривал деятельность данного римского политика как безыдейную, не имеющую ничего общего с республиканскими идеалами. В качестве мотива организации заговора против диктатора выступало то, что Брут в завещании Цезаря не получил тех материальных благ и значительного государственного поста, на которые рассчитывал.

Эрнест Блюм подверг  данную позицию Шмидта детализованной критике, назвав многие его утверждения и гипотезы «чистейшим произволом», не нуждающимся в опровержении . Отчасти сходная со Шмидтом оценка личности Брута присутствует и в трудах Теодора Моммзена, который считал, что под напором гражданских войн и смуты общество потеряло духовную составляющую , чем без труда пользовались карьеристы типа Брута, скрывая корыстные цели под сенью высокопарных высказываний.

На основани и историографического обзора работ, посвященны  личности Брута , Ортманн приходит к выводу, что к концу XIX в. сложилась определенная оценка роли данного исторического деятеля, включающая положения о его недальновидности как политика, который руководствовался фантазиям и и идеалами , нежели чем проницательностью и расчетом.
Первой работой, отошедшей от данных исследовательских установок в сторону большей объективности оценки Брута как политика, является труд Маттиаса Гельцера (1918 г.). В данном сочинении даются сведения не только о страницах жизни Брута , касающихся убийства Цезаря, но и о его происхождении, воспитании, философских взглядах. На основании беспристрастного анализа источников Гельцер приходит к выводу, что Брут искренне верил в республиканские идеалы и пытался следовать им не только в политике, но и в жизни. Серия работ М. Гельцера , направленных на исследование римской политической элиты, оказала огромное влияние на последующие поколения антиковедов : Й.Бляйкена, X.Страсбургера, Р.Т.Ридли, Кр.Симона и др.
Взгляды Гельцера по данной тематике были поддержаны и развиты последующими поколениями историков. К примеру, Жерар Вальтер превозносил Брута над другими политикам и времени Цезаря и рас сматривал его как защитника республиканской формы правления. При этом данный исследователь отмечал, что Брут не ограничивался философской разработкой положений об улучшении государственного строя, он был практиком, пытающимся претворит ь свои идеалы в жизнь.

Большим успехом в середине прошлого столетия пользовалась биография Марка Брута, вышедшая из-под пера Макса Радина. Она носит научно-популярный характер и представляет собой, скорее, рассказ, перемежающийся историческими фактами, нежели чем историческое исследование . Брут представлялся как идеалист, оторванный от реальности , но талантливый
и искренний политик . Положительная оценка личности Брута и его общественной деятельности закрепилась в работах Рональда Сьюма, Вальтера Стернса,. Герман Бенгтсон в работ  «Zur Geschichte des Brutus » анализирует отношения между Цезарем и Брутом и раскрывает мотивы и цели заговора против диктатора (аргументация автора исследования по данному вопросу представляется У. Ортманн недостаточно продуманной и целостной).

Первым исследователем, посвятивши м свою работу такой теме, как деятельность Брута на Востоке с 44 по 42 гг .до н.э.,была Е.М.Книли . В ходе исследования автор привлекла переписку и речи Цицерона как основной источник по данной проблеме . Томас В.Африк подходил к оценке личности Брута с психологической и психоаналитической точки зрения.
Работа Мартина Кларка «The Noblest Roman. Marcus Brutus and His Reputation» содержит объективную и многофакторную оценку взглядов Брута, наполнением которых выступал  стремление к свободе и политической гармонии. Труд Кларка делится на две части : в первой идет изложение основных вех жизни Брута, во второй - оценка его деятельности последующими поколениям и политиков и философов, поэтов и драматургов . Автор приходит к выводу , что жизненный путь Брута был пройден в соответствии с одним из основополагающих понятий римской ментальности - virtu s - мужество, составными частям и которой был и храбрость, усердие, энергия, стойкость. Данный политический деятель был редким для современного ему общества обладателем добродетелей , сформировавшихся в соответствии с more s maiorum
.
Андреас Альфельди в работе «Caesar in 4 4 ν .Chr.» (1985 г.) заимствует многие оценочные категории и положения у Т. Моммзена. Общий тон повествования (критика  римскойй политическо й элиты и идеализация портрета Цезаря) неизбежно приводит к осуждению заговора Брута и деятельности Цицерона, рассматриваемого как идеологического защитника убийства Цезаря. Республиканский заговор расценивается как «вероломное убийство», замаскированное под сенью высоких идеалов о восстановлении законности и свободы . Убийство Цезаря , которое автор уподобляет бесчинствам мафии в новейшее время, было, на его взгляд , совершено Брутом из желания сосредоточить всю полноту власти в своих руках . В условиях стабильности, считает А .Альфельди, к примеру, во времен  Траяна, Брут мог бы добиться уверенно го общественного положения , а романтическа я тоска по республике добавила бы ему известной политической привлекательности. В целом же портрет Брута, нарисованный данным исследователем, включает в себя такие неприглядные стороны человеческой сущности , как лицемерие, предательство, тщеславие, жадность, проявившаяся в ростовщических сделках и шантаже. Как политик Брут представляется весьма заурядным теоретиком, ограниченным и упрямым .

X. Фловер рассматривает такой аспект римской ментальности, как влияние примера предков на судьбу и моральные установки человека. Род Брута был богат выдающимися общественными деятелями, отдавшими многое во имя укрепления республиканского строя. Именно историческая память как крепкая родовая традиция стала одним из факторов, приведших Брута  к убийству Цезаря . Такимм образом, спектр суждений о Бруте в историографии - и это наглядно показывает историографический анализ, проведенный У. Ортманн , а также наше непосредственное обращение к трудам исследователей - чрезвычайно широк : от оценки Марка Юния Брута как талантливого фи лософа и дальновидного политика до малодушноо человека,  прикрывающего стремление к неограниченной власти высокими и идеалами .

А.Н.Фролова.
Издание "Путь в науку" Ярославского Государственного Университета, 2007-й год.

http://elar.uniyar.ac.ru/jspui/handle/123456789/1270 - цинк


Брут и Кассий в 9-м кругу ада Данте.



Римская монета в честь убийства Цезаря.


Брут бросается на меч после поражения в битве при Филиппах с войсками Октавиана Августа и Марка Антония.
Примечтаельно, что вскоре после победы над убийцами Цезаря, победители сошлись в войне между собой, что привело к гибели Марка Антония.

В целом, лично мне Брут представляется одним из последних республиканцев, которые пытались спасти то, что спасти уже было нельзя. Символическим концом Римской Республики было поражение помпеянцев при Тапсе и последующее самоубийство "главного республиканца" Катона. Все что было после - битва при Мунде и попытка Брута и Кассия, это уже скорее посмертные конвульсии. Римская Республика корчилась в судорогах гражданских войн и кровавых междоусобиц еще со времен вражды Мария и Суллы, а гражданская война между Цезарем и Помпеем окончательно привела к объективной неизбежности военной монархии. И если открытые враги дикатуры Цезаря проиграла ему на полях сражений при Фарсале и Тапсе, то внутренние враги низвержения республиканского порядка, попытались остановить неизбежное путем банального убийства, куда был вовлечен и Брут. Но с позиций послезнания мы можем сказать, что это убийство не предотвратило превращение Республики в Империю, а концепция власти Цезаря пережила его самого, породив даже такое вневременное явление как цезаризм.

Октавиан Август устранив заговорщиков, лишь ускорил трансформацию Римского государства, когда из него исчезли последние не декоративные республиканские институты. Так что в политическом смысле Брут проиграл - последствия убийства оказались совсем не теми, на которые рассчитывали заговорщики. С другой стороны, республиканские идеи Брута проросли сквозь эпохи и на них ссылались в ходе буржуазных революций в Англии и Франции, а позднее и в России. Относительно родственных отношений Брута и Цезаря, то как явствует из его переписки с Цицероном, Брут считал, что убивает не Цезаря-отца, а Цезаря-тирана. В конечном итоге этот дуализм и породил разноголосицу оценок Брута, который в историографии представлен и как свободолюбивый идеалист и как предатель-отцеубийца.

Далее...
30.07.2018 09:29
Общество History
Россия г. Севастополь



Интересная ретроспектива посвященная военно-морским парадам в Севастополе при Украине в период с 2008 до 2014 года.


Как-то уже и забылось, что при Януковиче действительно строили планы строительства кораблей для ВМСУ.
А Высоцкий оказался таки прав - деятельность Украины оказалась контрпродуктивной и закончилась плохо. Паскуде Куницыну в итоге пришлось драпать за Перекоп.

Далее...
30.07.2018 09:09
Политика History
Россия Башкортостан респ.г. Уфа



Интересная подборка выступлений Ельцина во время его визита в Башкирию в августе 1990 года.
Собрана журналистом Азаматом Саитовым.

Ближе к середине есть и заявления в духе "Если Башкирия или любая другая автономная республика объявит суверенитет, то Ельцин и Ко признают этот суверенитет".
Также порадовали обещания, что "население на любой территории будет само решать не референдуме, строить на своей территории производство или не строить". 
Стоит отметить и обещания "Отказаться от всех благ и привелегий"., с учетом последующих событий. 
Ну а в целом - сборник самой отъявленной демагогии и популизма, которые привели к развалу страны и кровавым последствиям. 

Далее...
29.07.2018 07:29
Общество History
Россия Республика Крым респ.



Виртуальная реконструкция Херсонеса 1-го и 10-го века нашей эры.
В общих чертах демонстрируется облик города в период Римской Империи, а также в период когда его посетил князь Владимир.

Далее...
19.07.2018 07:48
Общество History
Республика Корея



У берегов Южной Кореи обнаружен корпус крейсера "Дмитрий Донской", который погиб после основной фазы Цусимского сражения, затопленный своим экипажем, который не дал японцам захватить корабль оказавшийся перед лицом превосходящих сил противника.




Последний бой старого крейсера отлично описан у Новикова-Прибоя в "Цусиме".

Молодая отвага старого крейсера.



Японские суда продолжали гнаться за "Донским". Теперь выяснилось, что первый удар обрушится на него со стороны левых двух крейсеров, — они сближались с ним быстрее, чем правые: Смертельная угроза, нависшая над преследуемым кораблем, все усиливалась. Только тьма могла бы дать возможность избежать страшных бедствий, но пока она наступит-будет уже поздно.
Прошлую ночь люди с нетерпением ждали желанного рассвета, а теперь враждебно косились на солнце, которое скатывалось к горизонту так медленно, словно оно находилось в союзе с японцами.
Командир Лебедев послал минного офицера в минный погреб, чтобы он на всякий случай приготовил корабль к взрыву.
Две сотни ослябской команды с их офицерами погнали в жилую палубу. Они знали, что может произойти при гибели населенного корабля; они, случайно уцелевшие, пережили ужас и на "Буйном", когда под огнем неприятеля спасали с флагманского броненосца адмирала с его штабом. За что, за чьи преступления их подвергают еще раз жесточайшим пыткам? Бледные и посеревшие, еле передвигая одеревеневшие, как у ревматиков, ноги и часто оглядываясь, без надежды в застывших глазах, они спускались по трапам вниз, в отведенное им помещение, как в мертвецкую.

Старший офицер Блохин обошел своей неуклюже-тяжелой походкой палубу, отдавая последние распоряжения о приготовлении корабля к бою, и вернулся на мостик. В это время два крейсера слева — "Отава" и "Нийтака" — приблизились кабельтовых на сорок и открыли огонь по "Донскому". Это было в половине седьмого, как раз в тот момент, когда закатывалось солнце. Там, на далекой родине, оно теперь светило с полуденной высоты, разливая горячий блеск на весеннюю землю, принося людям радость. А здесь, в этих чужих водах — о, скорее бы догорели его последние лучи, заливающие, крейсер багровым светом!

Командир Лебедев, не обращая внимания на стрельбу противника, привалился к поручням мостика, согнулся над ними и о чем-то задумался.

— Иван Николаевич, разрешите пробить боевую тревогу? — сумрачно глядя в согнутую спину своего начальника, промолвил старший офицер.

Командир не пошевельнулся и молчал, как будто ничего не слышал.

Блохин удивленно пожал широкими плечами, поправил флотскую фуражку на голове и еще раз обратился к нему, заговорив более громко и уже официальным тоном:

— Господин капитан первого ранга, разрешите пробить боевую тревогу?

Командир повернулся на зов и выпрямился. Лицо у него было бледное, заплаканное. Слезы, застрявшие на усах и бороде, загорелись от заката, как рубины. Он пожал руку своему помощнику и сказал:

— Если со мною что-нибудь случится, позаботьтесь о моих двух маленьких девочках...

Больше он ничего не сказал. На несколько минут, захваченный воспоминаниями о далекой семье, этот храбрый человек перестал быть военным командиром. Это был просто страдающий отец, оторванный от любимых детей и обреченный, как и тысячи других жизней, на жертву преступно затеянной войне.

По распоряжению старшего офицера заголосил горнист, загремел барабанщик, подгоняя людей к местам, назначенным по боевому расписанию. На всех трех мачтах взвились стеньговые флаги. "Донской" загремел орудиями левого борта. До острова Дажелет оставалось приблизительно миль двадцать.

Японцы скоро пристрелялись и начали накрывать цель. Раздались взрывы на верхней палубе, появились разрушения в надстройках. То в одном месте, то в другом вспыхивали пожары, но с ними успешно справлялись.


Адмирал Уриу.

"Донской", по распоряжению командира, часто менял курс в ту или другую сторону. Благодаря такому маневру японцы сбивались с пристрелки, действие их огня уменьшалось. Но через некоторое время подоспели еще четыре корабля, которые находились справа, и, несмотря на большое расстояние, тоже открыли по нашему крейсеру стрельбу. Как после узнали, это был отряд адмирала Уриу, состоявший из крейсеров "Нанива", "Токачихо", "Акаси", "Цусима", Таким образом, "Донской" очутился под перекрестным огнем. Положение его сразу ухудшилось, разрушение корабля пошло быстрее, число убитых и раненых увеличивалось. Постепенно одна за другой, выходя из строя, замолкали пушки.

Никакая храбрость не могла уже спасти крейсер от гибели. Единственный был выход, да и то слабый — это скорее достигнуть острова. Облитый заревом заката, Дажелет, надвигаясь, вырастал и ширился, как будто морское дно начало выпирать его из своих недр. До него было более десяти миль, но казалось, что он возвышается над поверхностью воды рядом, очаровывая людей своим величественным спокойствием, обещая им жизнь, избавление от мук. Но что произойдет с экипажем, когда корабль со всего разбега ударится о прибрежные скалы? На чью долю выпадет счастливый жребий спасения? Что бы ни случилось, командир Лебедев тверд в своем прежнем решении. Вместе с другими офицерами и матросами он стоял в боевой рубке, высокий, тощий, с блуждающими огоньками в сухих глазах, весь охваченный какой-то зловещей торжественностью, как человек, который сделал важное открытие. Он придумал великолепный маневр — прежде всего нужно попасть в теневую полосу, далеко протянувшуюся от острова к востоку: там ночь наступит быстрее, чем в другом месте, и если он успеет добраться туда, то сразу же лишит японцев меткости стрельбы. А потом это судно круто повернет влево, к гранитным, скалам, чтобы у подножия их покончить расчеты с жизнью и разбитой развалиной погрузиться в пучину.

В боевой распорядок вносила большой кавардак ослябская команда, которую трудно было держать в повиновении. Не успевшая еще оправиться от вчерашней катастрофы, она была совершенно деморализована и представляла собою полусумасшедшую толпу. Первый же снаряд, попавший в офицерскую каюту с левого борта, вызвал в жилой палубе панику. Люди ахнули, шарахнулись от места взрыва в носовую часть судна. Вместо того чтобы начать тушите возникший пожар, они с дикими воплями бросились к выходным трапам. Ослябцев начали загонять обратно, пуская в ход кулаки и обливая водой из шлангов пожарных помп. Но несколько человек из них все же прорвались на верхнюю палубу. Сначала они заметались по ней, как одержимые, а потом один за другим выбросились в море, вскипающее от взрыва снарядов, — выбросились на явную смерть.

Капитан 2-го ранга Коломейцев и на чужом судне не оставался без дела. Он сам напросился помогать трюмно-пожарному дивизиону. Загорелись шестидюймовые патроны. Костер полыхал ярким пламенем, разбрасывая по сторонам латунные осколки. Унтер-офицер, стоявший с пипкой от шланга, свалился мертвым. Тогда Коломейцев схватил пипку и направил тугую струю воды на огонь. Бывший командир "Буйного" работал до тех пор, пока сам не получил осколка в бок навылет. Не отставали от командира и его матросы, заменяя выбывающих из строя людей.

Старший офицер находился на палубе, когда к нему подлетел один из матросов и, захлебываясь словами, доложил:

— Ваше высокоблагородие... вас командир просит.

Блохин немедленно поднялся на мостик и, заглянув в исковерканную и полуразрушенную рубку, на мгновение остолбенел. Вся палуба в ней блестела свежей кровью. Лейтенант Дурново, привалившись к стенке, сидел неподвижно, согнутый, словно о чем-то задумался, но у него с фуражкой был снесен череп и жутко розовел застывающий мозг. Рулевой квартирмейстер Поляков свернулся калачиком у нактоуза. Лейтенант Гирс валялся с распоротым животом. Над этими мертвецами, стиснув от боли зубы, возвышался один лишь командир Лебедев, едва удерживаясь за ручки штурвала. У него оказалась сквозная рана в бедре с переломом кости.

Кроме того, все его тело было поранено мелкими осколками. Он стоял на одной ноге и пытался удержать крейсер на курсе, сам не подозревая того, что рулевой привод разбит и что судно неуклонно катится вправо. Увидев старшего офицера, он удивленно поднял брови и промолвил посиневшими губами:

— Сдаю командование...

— Я сейчас распоряжусь, чтобы перенесли вас, Иван Николаевич, в перевязочный пункт.

— Не надо. Я здесь останусь. Старайтесь скорее попасть в тень острова. Судно не сдавайте. Лучше разбейте его...


Командир "Дмитрия Донского" Лебедев. 

Старший офицер уложил Лебедева среди мертвецов в рубке, на палубу, смоченную кровью, и, повернувшись, приказал ординарцу вызвать доктора, а потом, не теряя ни минуты времени; спустился вниз. Управление кораблем, как и накануне, опять пришлось перенести на задний мостик, пользуясь для этого ручным штурвалом.

Прежде чем судно поставили на прежний курс, оно описало большую циркуляцию. Это дало возможность правым четырем крейсерам сразу приблизиться к нему.

Потухала заря. Японцы, усиливая огонь, торопились засветло покончить с "Донским". Теперь стреляли по нему с двадцати пяти кабельтовых. Он отстреливался обоими бортами, но неприятельские снаряды разламывали его, рвали железо, портили приборы, дырявили корпус, калечили и уничтожали людей.

Блохин, командуя судном, стоял, нахлобучив фуражку, на заднем мостике, тяжелый и застывший, как монумент. Серые немигающие глаза его отвердели, пристально вглядываясь вперед, в теневую полосу острова. Казалось, он собрал всю силу воли в один тугой узел, чтобы выдержать эти последние минуты, решающие судьбу. Рулевой, что-то крикнув; показал ему направо. Он повернул голову и увидел, как, японский крейсер "Нанива", накренившись, вышел из строя. Вскоре возник пожар на крейсере "Отава", что шел слева. Старший офицер промолвил, словно отвечая на свои мысли:

— Н-да... Это сверх ожидания...

Около него появился младший боцман с тревожным сообщением:

— Ваше высокоблагородие! Ослябская команда сбесилась совсем. Офицеры ихние тоже. Бунтуют все. Никак не справиться с ними. Могут бед натворить.

Блохии, не глядя на него, распорядился:

— Усилить стражу над люками! Ни одного человека не выпускать из жилой палубы! Передай мичману Сенявскому и прапорщику Августовскому, что я приказываю им заняться этим делом.

— Есть!

В жилую палубу давно уже был послан священник Добровольский. На его обязанности, лежало успокаивать людей. Широкий, чернобородый, с серебряным крестом на выпуклой груди, он сам пугливо озирался, видя вокруг себя не воображаемый, а действительный ад, населенный сумасшедшими существами, стенающими призраками и полный орудийным грохотом. Священник что-то бормотал о "христолюбивом воинстве", но его никто не слушал. Вокруг лазарета, превращенного в операционный пункт, где работал старший врач Герцог с фельдшерами, росла толпа раненых. Одни из, них стояли, ожидая помощи, другие лежали, корчась от боли. Своим рваным и кровавым мясом, своими поломанными костями и ожогами, своими стонами и жалобами они только усиливали панику ослябцев. А тут ещё разорвались от неприятельского огня снаряды в беседке, только что поднятой из носового погреба наверх, и двенадцать человек свалились в жилую палубу трупами.


Гибель эскадренного броненосца "Ослябя" в дневной фазе Цусимского сражения.

Одно дело быть под обстрелом, имея в руках оружие или находясь при механизмах, способствующих обороне. Тут можно на время забыться, увлечься и, возбуждаясь, даже ринуться на какой-нибудь подвиг. Совсем в другом положении находилась ослябская команда, безоружная, насильно загнанная в закрытое, но слабо бронированное помещение. Что этим людям оставалось делать? Только ждать, чтобы повторились вчерашние жуткие события? Но это было сверх их сил.

На корабле рвалось железо, полыхал огонь. Внизу, на маленькой площадке, ограниченной бортами и непроницаемыми переборками, отделенной от суши просторами моря, ослябцы то ложились на палубу, то вскакивали, метались взад и вперед, кружились, как слепые, и несуразно размахивали руками, кому-то угрожая. Кто-то плакал, кто-то проклинал... Один сигнальщик с пеной на губах бился в эпилепсии. Комендор с красной нашивкой на рукаве, без фуражки, извивался на палубе и, держа в одной руке свернутую парусиновую койку, а другой-размахивая, словно выгребая на воде, громко орал:

— Спасите!.. Тону!.. Спасите!..

Тут же на рундуке сидел матрос, из виска которого сочилась кровь, и он, бормоча, то раздевался догола, то снова одевался с торопливой озабоченностью. Некоторые спрятались по углам, и, дрожа, молча ждали провала в бездну. Часть матросов, возглавляемая подполковником Осиновым и другими офицерами, напирала на трап, стремилась выскочить через форлюк, выкрикивая на разные голоса:

— Почему нас держат здесь, как арестантов?

— Нас нарочно хотят утопить!

— Надо белый флаг поднять!

С диким лицом, тряся сивой бородой, больше всех волновался подполковник Осипов и, обращаясь к мичману Сенявскому и прапорщику Августовскому, хрипел:

— Я топиться второй раз не хочу! Я сам — штаб-офицер! Меня никто не смеет здесь задерживать!..

Но Сенявский и Августовский, стоявшие на страже у люка, были неумолимы. Им помогали удерживать толпу судовые матросы.

Разорвался большой снаряд в жилой палубе и совершенно уничтожил кондукторскую кают-компанию. Против нее в правом борту, открылся зияющий пролом в две квадратных сажени. Этим взрывом человек шесть из ослябской команды было убито и около десяти — ранено. Священник Добровольский стал на колени и закрыл руками лицо, словно хотел спрятаться от смерти. Но он сейчас же был смят ногами ошалелой толпы. Бурный поток человеческих тел, колыхаясь, с животным ревом направился к ферлюку. Стоявшая около него стража была смята в одно мгновение. Паникой заразились и матросы своего крейсера, находившиеся в бомбовых погребах, и тоже полезли наверх. Те, кто успел выбраться из жилой палубы, очумело, с искаженными лицами бегали по судну, не зная, где искать спасения. Некоторые забрались на ростры. Прапорщик запаса Мамонтов спрятался в шкафчике, в которой обыкновенно хранились снаряды для первых выстрелов 47-миллиметровой кормовой пушки.

Это был редкий случай, когда обе стороны казались правы: бунтующие и усмиряющие. Ослябцы не могли больше выдерживать нарастающего ужаса: напряжение человеческих нервов имеет свой предел. Но и командующий состав не мог допустить бунта во время сражения, да еще на корабле, который и без того изнемогал в неравном бою. Блохин, сойдя с мостика, немедленно мобилизовал офицеров, кондукторов и унтеров. Среди происходившего вокруг безумия он начал распоряжаться с тем удивительным каменным спокойствием, каким владеют смелые укротители зверей. И началось усмирение толпы под грохот своих пушек, под взрывы снарядов, в дыму и пламени разгорающихся пожаров. Били по лицу чем попало не только ослябских матросов, но и их офицеров. В них опять направили из шлангов сильные струи воды, в них стреляли из револьверов. Все это походило скорее на бред, на кошмарный сон, чем на действительность. К счастью для Блохина, из жилой палубы успела вырваться только часть людей, а остальные застряли в люках, забив их своими телами. Так или иначе, но порядок на крейсере наведен{35}.

"Донской", весь избитый, с просачивающейся в трюмы водою, с креном в пять градусов, продолжал свой тяжкий путь. На нем мало осталось пушек, но он упорно отбивался от японцев. Передняя труба на нем была вся продырявлена осколками, а задняя оказалась развороченной снизу доверху. Тяга упала, ход уменьшился, но крейсер, словно обеспокоенный своею собственной судьбой, продолжал двигаться вперед, унося на себе трупы, кровь и боль, отчаяние и надежды всех, кто топтал его палубы. Избавление было в том, что японцы не поняли его маневра и вовремя не преградили ему дорогу, — он вошел в теневую полосу. Сразу стало темно. Артиллерийский бой прекратился. С успехом были отбиты минные атаки, причем на одном миноносце сбита дымовая труба. Быстро наступила ночь.

"Донскому", которому удалось скрыться от врага, теперь, не было надобности разбиваться о гранитные скалы. Он бросил якорь недалеко от восточной стороны Дажелета. Немедленно спустили случайно уцелевшие шлюпки — баркас № 2 и шестерку — и приступили к высадке экипажа на берег. Прежде всего постарались избавиться от ослябцев, продолжавших, вносить на судне смятение. С ними вместе отправили командира Лебедева{36}. Потом стали перевозить раненых, которых было более ста человек. Пользуясь носилками, койками и матрацами, их переносили на шлюпки в полной темноте. Они стонали и охали. К их боли присоединяла свою боль никому не нужная раненая свинья, давая о себе знать надрывным визгом откуда-то с палубы, окутанной мраком. Человек тридцать, воспользовавшись разбитым погребом, перепились. Они вели себя шумно и, никого не стесняясь, проклинали войну. Некоторых из них связали; другие, которым море теперь было нипочем, бросались за борт и, горланя, вплавь добирались до берега.

К рассвету на крейсере остались только убитые. Снова появились японские суда. Но "Дмитрий Донской", отведенный за полторы мили в море, покоился на глубоком дне с открытыми кингстонами. Японцам достались в плен только люди.

Далее...
14.07.2018 07:13
Политика History
Болгария Софийская обл.г. София



О некоторых дипломатических аспектах предшествовавших освобождению балканских народов в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Зашевелилась европейская дипломатия. Восточный вопрос, по воле народов, вновь встал на повестку дня. Зимний дворец обуревали сомнения и колебания: со времени Крымской войны прошло всего 20 лет; призрак европейской коалиции против России довлел над сановниками, не исключая канцлера А. М. Горчакова, и самого царя. Субъективно
они желали успеха поднявшимся славянам; объективно - пугались  последствий разразившейся бури. Русская дипломатия начала маневры, имевшие целью добиться европейского, на базе общего согласия, решения вопроса. Редко когда затрачиваемые усилия приносили столь жалкие плоды; воистину, гора рождала мышь, ибо сочиненные в Петербурге проекты преобразований в Боснии и Герцеговине подвергались правке в Вене, где из них выбрасывались наиболее ценные для населения пункты; затем они поступали в Лондон, где подвергались дальнейшей чистке и превращались в обращенную к султану просьбу о проведении умеренных реформ.
Дизраэли в частной переписке выражал недовольство по поводу медлительности и нерасторопности турок, которые никак не "закроют" Восточный вопрос простейшим способом - расправившись с повстанцами и пришедшими к ним на помощь сербами и черногорцами: "Это ужасное герцеговинское дело можно было уладить в неделю ... обладай турки должной энергией".

Но из «европейского концерта) Великобритания не выходила: опыт, накопленный со времен Каннинга, говорил, что лучше тормозить дело изнутри, нежели противодействовать ему извне... Поэтому министр иностранных дел граф Э. Дерби в общей форме поддержал так называемую ноту Андраши (названную так по имени его австро-венгерского
коллеги), предусматривавшую введение свободы вероисповедания в Боснии и Герцеговине, отмену откупов при взимании налогов, улучшение положения крестьян, амнистию повстанцам, - и все это на основе добровольного акта султана, на что существовали весьма слабые надежды.
Русский посол Петр Анреевич Шувалов, на которого были возложены хлопоты по привлечению Великобритании к «концерту», жаловался на полное равнодушие Лондона к судьбе балканских христиан: «В то время как вся Европа ... занята осложнениями в Боснии и Герцеговине, создается впечатление, что Англия игнорирует ситуацию, чреватую столь большой опасностью, и не проявляет интереса к дальнейшему развитию восточного кризиса». 

Лорд Дерби, в качестве конституционного министра, отравился сопровождать королеву Викторию на курорт Баден-Баден. Затем наступили пасхальные праздники, и члены кабинета, согласно обычаю, разъехались по поместьям. Вернувшись в Лондон, лорд Дерби проводил время у постели умиравшей матери, а его заместитель наотрез отказывался вести какие-либо переговоры по волновавшему посла вопросу. Не молчала печать. Органы, выражавшие взгляды партии премьер-министра, консервативной, выражали недовольство давлением, будто бы оказываемым на Порту. «Морнинг пост» осудила «вмешательство» в турецкие дела, да еще «в хвосте у Священного союза». Правительство следовало отвергнуть ноту, кабинеты Франции и Италии последовали бы его примеру, и «сочинители этой хитро придуманной торпеды взорвались бы от собственной петарды». Дизраэли не остался глух к критическим голосам.

Когда «три двора» (Петербурга, Вены и Берлина) выработали очередной архиумеренный документ - Берлинский меморандум, Дизраэли отказался к ·нему примкнуть, умело разыграв при этом возмущение: Англию-де третируют как второстепенную державу, предлагая подписать сочиненный без ее участия документ. До невероятия преувеличивая значение обструкционистского шага премьера, консервативная «Дейли телеграф» писала: «История, возможно, усмотрит в этом спокойном и бесстрашном акте один из поворотных пунктов современной цивилизации, восстанавливающих справедливую и честную игру в Восточном вопросе».
Но пока что российская дипломатия сидела у разбитого корыта своих европейских маневров. Шувалов печалился:
«Больно смотреть, как мало интереса вызывает здесь участь христиан». Сочувственных речей хоть отбавляй, но все это - «явное пустословие». Беда царизма заключалась в том, что «единство» трех дворов существовало лишь в экзальтированном воображении некоторых западных газетчиков.
На самом деле Андраши и Бисмарк руководствовались собственными, глубоко корыстными интересами, отнюдь не совпадавшими даже с умеренной, но все же ставившей целью облегчение положения христианских народов линией Петербурга. Чудес на свете не бывает. Австро-Венгерская монархия была и осталась врагом их освобождения,
и на Уайт-холле, конечно, знали об этом. Во время одной из бесед с Шуваловым граф Дерби, видимо, не без удовольствия, ознакомил русского с телеграммой Андраши, в которой об автономии Боснии и Герцеговины говорилось как о мере «практически неосуществимой» в виду «незрелости населения». Однако габсбургские политики не менее
британских опасались самостоятельных шагов России - что·. обычно приводило к войне - и считали сотрудничество (если в данном случае это слово применимо к ситуации) с нею необходимым не для продвижения, а для торможения вопроса, для поисков комбинации, приемлемой как для Вены, так и для Стамбула.


Бисмарк.

Иными мыслями руководствовался Бисмарк. «Железного канцлера» крайне тревожил неожиданно быстрый подъем Франции после разгрома 1871 г. Определенные круги в Ыариже уже вынашивали мечту о реванше. В 1875 г. Бисмарк спровоцировал первую из серии «военных тpeвог:
немецкая печать начала крикливую кампанию против соседней страны; в Берлине задумались - а не добить ли врага, пока тот не встал на ноги? Как раз в те поры в германскую столицу пожаловал царь Александр II в сопровождении  Горчакова. Императору Вильгельму и Бисмарку было дано понять, что. немым свидетелем нового разгрома
Франции Россия не останется. Горчаков известил дипломатический мир о состоявшихся беседах в привычных для него осторожных и сдержанных тонах. Печать, однако, приписала ему выражение «теперь мир обеспечен».
Этого Бисмарк не простил Горчакову. Отношения между ними, и прежде холодные, переросли во вражду. В смысле. политическом «железный канцлер" сделал вывод: Россию надо занять на Востоке, чтобы она не мешала на Западе, и началось систематическое подталкивание ее к войне с Турцией, прикрываемое рассуждениями об отсутствии у Германии интересов на Балканах.

Трудно сказать, сколько времени продолжалось бы топтание на месте дипломатии, не вмешайся вновь в события балканские народы. в конце апреля 1876 г. вспыхнуло могучее восстание в Болгарии, превосходившее по подготовленности и размаху все то, что происходило раньше на древней земле. Не отдельные четы отважных храбрецов ринулись в схватку, а весь народ. «Апостолы», руководимые единой организацией, заранее и тщательно готовили выступление. На знамени повстанцев реяли гордые слова «Свобода или смерть!», и сам этот лозунг говорил о том, что компромисса в виде отдельных реформ они не принимали.
Центром движения стали южные районы - Пловдивский округ, - находившиеся в непосредственной близости от сердца империи, Стамбула.


Королева Виктория и премьер-министр Британской Империи Бенджамин Дизраэли.

На этот раз османские власти, как бы следуя наставлениям из Лондона, проявили «энергию» и «расторопность», от которых содрогнулся мир.Каратели огнем и ятаганом прошли по восставшим городам и селам. Население во многих местах было вырезано от мала до велика, число жертв простиралось до 30 тысяч.
В Стамбуле Британию представлял сэр Генри Эллиот, дипломат старой, крайне консервативной закалки, блюститель «имперских интересов», несмотря ни на что. Свою точку зрения он, в доверительной переписке, выражал с шокирующей откровенностью: «Я разделяю убеждение выдающихся государственных деятелей, определявших нашу внешнюю политику, что эти интересы настоятельно требуют предотвратить распад Турецкой империи..Создается Впечатление, что ныне ему изменили мелкие политики и лица, позволяющие себе, под воздействием чувства возмущенной гуманности, забыть о фундаментальных вопросах. Мы можем и даже должны негодовать в связи с ненужной, чудовищной жестокостью, с которой было подавлено недавнееболгарское восстание; но для Англии существует настоятельная необходимость предупредить пагубные для нее события, независимо от того, 10 или 20 тыс. людей по-гибли в ходе подавления». 

В официальных депешах Эллиот взял под защиту карателей: вести о расправах над болгарским населением, поступавшие из русских источников и от самих болгар будто бы «чудовищно преувеличены»; необходимо, «не жалея усилий», добиться «быстрейшего подавления движения». На тревожные запросы в парламенте Дизраэли (только что
получивший титул графа Биконсфилда и виконта Хьюэндена, а потому перекочевавший в палату лордов) ответил, что не располагает сведениями, подтверждающими вести о кровопролитии. Однако существовали каналы информации, которые премьер-министр был не в силах перекрыть. Первые беглые заметки о восстании промелькнули в майских номерах
газет. В июне-июле пресса подробно, и в целом объективно, освещала его подавление. На месте событий побывал корреспондент «Дейли ньюз» э. Пирс, американские журналисты Дж. А. Макгахан и ю. Скайлер; последний вместе с русским вице-консулом в Филиппополе (как тогда именовался Пловдив) А. Н. Церетелевым составил отчет, вышедший в августе в Одессе отдельной брошюрой .


Резня в Болгарии.

В Британии вести о зверствах на далекой болгарской земле, происходивших при молчаливом согласии кабинета, произвели впечатление взорвавшейся бомбы. Негодованию общественности, казалось, не было предела. С июля по декабрь созывались митинги, принимались резолюции, направлялись петиции правительству, парламенту, королеве с требованием воздействовать на турецкого союзника. В кампании принял участие цвет интеллигенции - Чарльз Дарвин, философ Генри Спенсер, поэты Вильям Моррис и Роберт Браунинг. В хоре протестов прозвучал голос британского пролетариата. Лорду Дерби в здании Форин оффис пришлось заниматься непривычным делом - принимать
петиции и выслушивать требования делегаций, крайне пестрых по составу и представлявших широкий круг общественности - от «Лиги помощи турецким христианам» и сельскохозяйственных рабочих до дельцов Сити. Между прочим, визит министру нанесли 40 парламентариев,· представлявших основные промышленные центры страны. Они вручили главе внешнеполитического ведомства бумагу, под которой стояли подписи 470 видных промышленников и финансистов, с требованием отказа от поддержки турецких властей. Посетил Дерби и лорд-мэр столицы, вручивший адрес с порицанием «прежней внешней политики в отношении Турции и Востока». Торговые круги явно тревожились за судьбы выгодной коммерции с Россией. Недавний
отказ Порты от выплаты платежей по долгам был воспринят финансовыми магнатами и индустриальными воротилами как своего рода предупредительный сигнал - нельзя возлагать слишком большие надежды на сношения с государством, переживавшим глубокий застой. Волна общественного негодования побудила взяться за перо Вильяма Гладстона, самого именитого из противников
Дизраэли. Мы не вправе бросить и тени сомнения на искренность чувств, им руководивших. Но существовали обстоятельства, придававшие особый сарказм его стилю, особую горечь его эпитетам, особую силу его доказательствам. Гладстон и Дизраэли лично находились в самых неприязненных отношениях; колкие выпады, которыми они обменивались, служили излюбленной пищей карикатуристов из журнала «Панч». Выборы 1874 г. принесли торжество консерваторам. Поверженный наземь Гладстон должен был отказаться от лидерства в либеральной партии, это место занял вполне бесцветный лорд Хартингтон; казалось, политическая звезда Гладстона закатилась, ему ведь перевалило за шестьдесят пять... А тут представился случай возглавить общественный протест и вернуть себе утраченную популярность.


Уильям Гладстон.

Гладстон уединился в своей загородной резиденции - сделать сие было нетрудно, ибо жестокий приступ ревматизма на несколько недель приковал его к постели. Так родился памфлет «Ужасы в Болгарии и Восточный вопрос », одно из лучших произведений британской изобличительной литературы, а она знает немало вершин. Огненными фразами клеймил автор порядки (точнее беспорядки), царившие в Османской империи, и прикрывавшее их правительство консерваторов. В течение месяцев, - писал Гладстон, - общественность снабжали аптекарскими дозами информации; тем временем в болгарских городах и селах османские солдаты и башибузуки творили расправу без суда. Лишь 31 июля, под конец парламентской сессии, было выделено время для обсуждения болгарских дел. Дизраэли выдавил из себя признание: «Признаю, что все зверства в Болгарии, о которых говорили в палате, действительно имели место, и все они совершены одной стороной».

Прения удалось скомкать: наступал спортивный сезон, лорды и депутаты спешили в загородные виллы - стрелять лисиц и фазанов. «Счастье для нас, что сессия на последнем издыхании", - признавался премьер-министр в письме к своей приятельнице леди Брадфорд. Кабинет отделался испугом, а «Великобритания; - по словам Гладстона, - оказалась морально ответственной за самые низкие и черные преступления, совершенные в нашем столетию".
В своем памфлете Гладстон доказывал, что упорное, длившееся десятилетиями противодействие Лондона естественным процессами в Юго-Восточной Европе противоречит ее же интересам: если среди народов региона укоренится убеждение, что «Россия - их опора, а Англия - враг, тогда Россия - хозяин будущего Восточной Европы». Препятствия, воздвигаемые на пути осуществления русских предложений, разоблачают Великобританию с самой невыгодной стороны. Английская общественность приходит к выводу, что защита Османской империи «означает возможность безнаказанно творить безмерные дикости и удовлетворять разнузданные и бесовские страсти». Заканчивался памфлет на резкой ноте: пусть османские власти «со всеми своими пожитками» убираются из провинции, которую они осквернили; это единственное, что остается сделать «во имя памяти толп убитых, поруганной чистоты матрон, девиц и детей, во имя цивилизации, которую они попрали и опозорили, Во имя законов Господа, или, если хотите, Аллаха, и общечеловеческой морали». 

Памфлет разошелся мгновенно: понадобилось много переизданий, чтобы насытить им многоязычный рынок; он был переведен на много языков, включая русский. Упиваясь сарказмом автора, переживая вместе с ним, читатели как-то упускали из виду, что позитивные предложения громовержца никак не соответствовали степени его благородного негодования: он полагал нужным ограничиться введением в восставших провинциях местного самоуправления, не посягая на принцип целостности султанских владений. От лозунга болгарских повстанцев- «свобода или смерть» это было - как земля от неба.
Гладстон не был одинок в своих размышлениях насчет необходимости повернуться лицом к Балканам, как лучшего способа завоевать на свою сторону симпатии жителей, и перестать нянчиться с Турецкой державой. В 1876 г. Хэнбери говорил в палате общин о времени, когда «славянское население будет вовлечено в политическую жизнь Европы, и превратится в великий оплот на юге против России», а Форсайт мечтал о создании «пояса из 9 миллионов человек к югу от России, отделяющего ее от Турцию. Замысел был многоцелевым: воздвигнуть, в новом варианте, преграду влиянию России; пойти в определенной степени навстречу пожеланиям балканцев - но так, чтобы не рушить каркас Османской империи; и, о чем говорилось мало,
но что подразумевалось - создать поле для приложения британского капитала.

<...>

В августе 1876 г. Генри Эллиот получил от своего шефа телеграмму следующего содержания: «Негодование во всех классах английской общественности достигло такого предела, что ... в том крайнем случае, если Россия объявит войну Турции, правительству е. в. будет фактически невозможно вмешаться с целью защиты Османской империю.
Возглавляемое Дерби ведомство пробудилось от спячки и захлопотало, ибо резко активизировалась русская политика, и события разворачивались по варианту, схожему с тем, что происходили за полвека до описываемого в двадцатые годы. Изверившись в возможности совместной с Европой акции, Петербург вступал на путь единоличных действий. «Новинкой», по сравнению с давними годами, было значительное воздействие широких кругов общественности на внешнеполитический курс правительства.


Болгарские мученицы.

Традиционные чувства солидарности с этнически и религиозно родственными славянскими народами слились с негодованием по поводу чудовищных жестокостей карателей, ареной которых стали Балканы. Армия отвергала мысль о том, чтобы отсидеться в кустах, пока турки на Балканах не достигнут «умиротворения». Влиятельный военный министр Д. А. Милютин 27 июля 1876 г. записывал в своем дневнике: « ... У каждого порядочного человека сердце обливается кровью при мысли о событиях на Востоке, презренной политике европейской, об ожидающей нас близкой будущности ».Правительство подталкивали к войне. Консервативные круги мечтали с ее помощью восстановить и укрепить влияние царизма на юго-востоке континента. Демократы
связывали освобождение славян с прогрессивными социальными преобразованиями на их землях, усматривая в них прообраз того, что надо осуществить на Родине. Подобного массового энтузиазма не было со времени Отечественной войны 1812 года - а ведь тогда надо было защищать свой кров. Сбор пожертвований происходил по подписным листам, в церковные кружки, в редакциях газет и журналов, на спектаклях и музыкальных вечерах. Выдающиеся ученые и художники передавали на дело славян свои гонорары. Константин Маковский на очередной выставке передвижников показал свою картину «Болгарские мученицы», мгновенно ставшую знаменитой. Добровольческое движение охватило и революционеров, желавших
приобрести боевой опыт, и кадровых офицеров русской армии.

И все же, несмотря на иллюзорность надежд на достижение договоренности, состоялся еще один тур переговоров между державами. За исчерпание мирных средств до конца выступал канцлер А. М. Горчаков. И современники, и потомки упрекали этого государственного мужа в том, что к старости осторожность переросла у него в осторожничанье.
Видимо, доля истины в подробном обвинении существует. И все же надо считаться с тем, что Петербург вступал в войну, связав себя обязательствами отнюдь не воодушевляющего характера. В январе 1877 г. была подписана архисекретная Будапештская конвенция с Австро-Венгрией; нейтралитет последней был куплен за непомерную цену - согласие на оккупацию габсбургскими войсками Боснии и Герцеговины и отказ от возможности создания большого славянского· государства на юго-востоке Европы. Царское правительство сознавало, как остро и болезненно эти уступки будут восприняты русской общественностью, с каким разочарованием о них узнают на Балканах. Результаты войны заранее ограничивались до предела. Подписание конвенции поэтому не вызвало прилива энтузиазма у немногих, знавших ее содержание. Наиболее последовательным «миролюбцем» выступал министр финансов М. Х. Рейтерн, терявший покой при мысли, откуда он наберет средств на военные расходы.

31 марта 1877 г. в здании Форин оффис на Даунингстрит представителями пяти держав, числившихся тогда великими, был подписан протокол, содержавшийпросьбу к султану о проведении реформ, облегчающих участь христиан. Турция его отвергла. Мусурус-паша заявил, что его повелитель скорее пойдет на потерю одной или двух провинций, нежели престижа и независимости. 7 апреля в Бухаресте была подписана русско-румынская конвенция об условиях прохода русской армии через Румынию. В ней Петербург фактически признавал независимость этой страны. ; 12 (24) апреля царь издал манифест о войне. Освободительный поход русских войск на Балканы начался.


Граф Петр Шувалов.

В Лондоне настала пора тревог и волнений. Лорд Дерби засел за составление детального меморандума с перечислением всего того, что Россия не должна была нарушать и на что не имела права посягать в ходе войны. Шувалов, по своему обыкновению, разузнал его содержание заранее, до официального вручения, - разведал, и встревожился. Это
- «почти ультиматум». Он поспешил в Форин оффис. Беседа с Дерби для посла была трудной, - по существу, и по тому, что он должен был вести себя так, будто не знает текста подготавливаемого документа. Кое-что в ноте, помеченной 6 мая, удалось смягчить, но и в окончательном виде она являлась жесткой: Англия, указывалось в ней, будет считать свои интересы затронутыми и не сможет сохранить нейтралитет, если военные действия станут угрожать Суэцкому каналу, Персидскому заливу, Египту, Черноморским проливам и Константинополю.

Здравому уму, обладай он самым пылким воображением, трудно было представить, каким образом Россия могла, даже будь у нее подобные намерения, посягать на Суэц, Египет и вообще Ближний Восток. Черноморского флота еще не существовало; стало быть, прорываться через Проливы было некому. Но, как говорится, кто ищет, тот обрящет. Тщательные поиски «русской угрозы» не остались бесплодными: были обнаружены 2(!!) канонерские лодки под андреевским флагом в Индийском океане и 8 судов на стоянке в Сан-Франциско, и в Лондоне поспешили изобразить тревогу за морские пути, хотя стороживший их британский флот был равен объединенным морским силам всех тогдашних держав. Было очевидно, что «британские интересы обрисованы столь широко, чтобы всегда иметь наготове предлог для вмешательства в конфликт..

<...>

В своих письмах «диззи» сетовал на «модный и парализующий действия нейтралитет»: «Все эти сложности были бы устранены, если бы мы объявили войну России, но в кабинете не найдется и трех человек, готовых на подобный шаг», - информировал он королеву. У монархини Дизраэли встретил мало сказать поддержку;
эта грузная пожилая дама· состязалась со старцем, стоявшим во главе управления, в воинственности. Отбросив в сторону конституционные рогатки, мешавшие ее прямому вмешательству в по-литические дела, Виктория бомбардировала кабинет телеграммами и записками, обрушиваясь на «врага внутреннего», как она именовала либеральную оппозицию, требуя крепитъ «единый фронт против неприятеля в стране и за ее пределами» и угрожая, что «если Англия дойдет до того, что будет целовать ноги России», - то она, королева, в подобной процедуре участвовать не намерена .

<...>

Так продолжалось до конца войны. Можно было по пальцам пересчитать людей с именем и положением, у которых хватало мужества не то, чтобы активно проtиводействовать охватившей страну военной истерии (этого не было), а хотя бы на словах призывать к благоразумию и поддержке. Одним из них был Гладстон. Характерен заголовок его статьи в мартовском номере журнала «Найнтинс сенчери»: «Дорога чести и дорога позора» . От правительства требуется терпение и самообладание, а не «размахивание кулаками; поощрение самого деспотического из правительств в Европе, турецкого, приведет к тому, что, возбудив вражду 80 млн русских,. Великобритания добавит к ним 20 млн христиан Османской империи.
Но если написанный Гладстоном в 1876 г. памфлет разошелся тиражом в 200 тыс. экземпляров, то сочиненная им в следующем году брошюра осталась нераспроданной при тираже в 7 тыс. А буйствовавшая толпа выбила стекла в его доме, и почтенному деятелю пришлось запрашивать у правительства охрану. Время работало на Дизраэли: «Страна наконец-то расшевелилась...
Если бы только армейский корпус стоял в Галлиполли!»
 - делился он радостью с королевой 9 февраля 1878 г.

Опыт истории учит, что «человек с улицы», «средний британец» легко поддается националистическому угару. Так было во время Крымской войны, Восточного кризиса 1875-1878 г., англо-бурской войны 1899-1902 ГГ., совсем недавно, когда армада кораблей ее величества отправилась возвращать в колониальное лоно Фолклэндские (Мальвинские) острова. В 70-х годах прошлого века шовинизм настаивался на русофобстве. В течение полувека англичанину внушали ненависть к русским, умело используя естественную антипатию к царизму и отождествляя с ним Россию. Политические демагоги искусно играли на имперской струне, сочиняя небылицы насчет «угрозы» нашествия, будто бы нависшей над Индией. Пресса во главе с негласным рупором правительства, газетой «Дейли телеграф» неистовствовала: замыслы русских «состоят, грубо говоря, в установлении господства над Константинополем и Проливами, в превращении Оттоманской империи в петербургский удел ... Коварство России не миновало Австрии, где она стремится распространить славянскую заразу».А посему лучшие аргументы в споре с Россией - «наш флот и наша армия, будь то с союзниками или нет».


Русский солдат у стен Константинополя.

Вызрела жестокая для России формула урегулирования конфликта: каждая статья договора между нею и Турцией должна быть представлена на обсуждение и (что не говорилось, но подразумевалось) утверждение держав, участников Парижского конгресса 1856 г. Увы, она опиралась на протокол, подписанный в Лондоне в 1871 г. Горчаков всеми силами пытался отвести угрозу общеевропейского судилища над победителем,- ибо чем иным мог стать конгресс, на котором, по мнению самых отчаянных оптимистов из царского окружения (да и оно оказалось ложным) можно было рассчитывать лишь на поддержку Германии? Старый вельможа выражал готовность обсудить вшестером проблемы, имевшие действительно общеевропейское
значение, в первую очередь касавшиеся режима Проливов, заверял, что русские войска не займут полуострова Галлиполли, запирающего выход из Дарданелл (и не запрут таким образом британский флот в Проливах). Его не слушали.
Мрачные тучи, сгущавшиеся на горизонте, побудили правительство и командование спешить с завершением войны. 11 (23) января великий князь Николай Николаевич в состоянии растерянности телеграфировал своему брату: «Я употребил все усилия, чтобы действовать по твоим указаниям и предупредить разрушение Турецкой монархии, и если мне это не удалось, то положительно виноваты оба паши, которые не имели достаточно мужества взять на себя и подписать наши условия мира. Войска мои движутся безостановочно вперед. Ужасы, делаемые уходящими, бегущими в панике турками,- страшные». В телеграмме звучала тревога - ведь эдак можно докатиться до Константинополя, который, в плане политическом, занимать было нежелательно в виду непредсказуемости всех могущих произойти осложнений. Лишь 21 января (2 февраля) пришла долгожданная весть о прекращении военных операций.

<...>


Граф Эдвард Генри Стенли, граф Дерби.

Граф Дерби, как неистребимый миролюбец, был вьдворен из кабинета - он выступил против призыва резервов в британскую армию и переброски индийских войск на о-в Мальту, поближе к Турции. В конце марта, в последней своей беседе с Шуваловым в официальном ранге, он сделал прозрачный намек насчет настроений своих теперь уже бывших коллег: сделка возможна при условии предоставления Британии «компенсаций», разумеется, за счет Турции. Сам Дерби считал непорядочным обирать таким путем фактическоro союзника и клиента (он употреблял более изящные выражения: «Продолжай я оставаться министром, я бы от этоro отказался, ибо не·считаю честным аннексировать территорию государства, с которым мы не находимся
в состоянии войны, но я уже не являюсь таковым»)
.

Произошли и кое-какие другие недоразумения. Так, два старца, Горчаков и Дизраэли, к ужасу своих военных советников, обменялись секретными картами, обозначавшими крайний предел уступок по русско-турецкому разграничению в Закавказье. Но в целом слова Бисмарка: «Старый еврей - вот это человек!~) - соответствовали
действительности. Брутальная тактика Дизраэли, доводившего (или делавшего вид, что готов довести) дело до разрыва, играла наруку противникам России. Так, после жаркой схватки по вопросу о статусе Южной Болгарии, он, идя по многолюдной Унтер ден Линден под руку со своим секретарем Монтегью Корри, во всеуслышание распорядился заказать специальный поезд для отъезда британской делегации. Эта весть мгновенно разнеслась по городу. Последовала послеобеденная беседа с Бисмарком. Оба удалились в курительную комнату. «Думаю, я нанес последний удар своему расстроенному здоровью, но это было совершенно необходимо~),- записывал Дизраэли в дневнике, предназначенном для королевы. На другой день из Петербурга пришло согласие на раздел Болгарии на Северную и Южную. Конгресс довел свою работу до конца. 3 июля был подписан его заключительный акт, - к пагубе для России и ущербу для балканских народов.


Берлинский конгресс.

Если рассматривать их с позиций истории,- приходишь к выводам, не совпадающим с восторженной оценкой британских шовинистов - рухнула доктрина статус-кво, препятствовавшая развитию полуострова, подкреплявшая османскую власть в регионе, доктрина, проводившаяся китами английской дипломатии - Каслри, Каннингом, Абердином, Пальмерстоном, Дизраэли. Несмотря на колоссальные усилия, затрату огромных средств на поддержание на плаву Османской империи, кровопролитную Крымскую войну, доведение кризиса почти до столкновения в 1878 г., сохранить целостность и неприкосновенность султанских владений не удалось. Великобритания резко сузила рамки своих забот до азиатских территорий Турции, взяв за это грабительский куш в виде «добровольной» уступки острова Кипр. Форин оффис отступил от многих позиций. Даже «примиритель» Дерби противился созданию автономной Болгарии, конгресс же санкционировал возрождение Болгарского государства после пятисотлетнего рабства. Р. Солсбери в своем первом циркуляре по вступлении в должность от 1 апреля 1878 г. выступал не прямо против создания
Болгарии - это было уже невозможно,- а против предоставления ей выхода к морю; он высказывался также против возвращения России Южной Бессарабии, оторгнутой у нее после Крымской войны, присоединения Батума и некоторых армянских земель. От всего этого пришлось отказаться.

Раздел Болгарии на Северную, автономную, и Южную, оставшуюся под властью Порты, продержался всего семь лет. В 1885 г., под нажимом движения как «северных », так и «южных» болгар с искусственным расчленением единой страны было покончено. Вопреки стараниям Дизраэли и действовавшего с ним в одной упряжке Андраши, 1878 год ознаменовался появлением на карте Европы международно признанных, независимых Сербии, Румынии и Черногории, а потому явился важнейшей вехой на вековом пути балканских народов к национальному освобождению.

Цитаты из книги В.Н.Виноградова "Британский лев на Босфоре" 1991 года выпуска.

PS. Как не трудно заметить, некоторые вещи за полтора века не сильно изменились.

Далее...
Май
10.05.2018 15:39
HISTORY
Россия

Невозможно переоценить вклад России в победу над фашизмом в середине прошлого века. Праздник Победы 9 мая – это сигнал для каждого, чтобы напомнить себе о том, какой ценой наши предки отстояли мирное небо для нас. У каждого российского гражданина в семье найдется предок, который был фронтовиком или работал в тылу.

Президент страны Владимир Путин – не исключение. Его родители пережили блокаду Ленинграда, были фронтовиками, а потому в День победы он присоединился к движению «Бессмертный полк» в Москве с плакатом отца. В этот день по всей России в акции участвовали десятки миллионов наших соотечественников.

Путин также принял участие в военном параде на Красной площади в Москве и возложил венок к могиле неизвестного солдата в Александровском саду. 9 мая не обошлось и без президентского указа – Владимир Путин подписал документ, в котором дал распоряжение правительству улучшить социально-экономическое положение ветеранов.

9 мая – особенная дата не только для нашей страны, но и для всего цивилизованного мира. Трепетное отношение президента Путина к истории, его участие во всенародных шествиях, являются живым примером здорового отношения к таким вещам.

Далее...
03.05.2018 00:15
Общество History
Россия



Интересный факт https://d-clarence.livejournal.com/242056.html 
А вот на другой стороне, пленным было не до сборов средств, там наоборот создавали условия для массовой гибели пленных красноармейцев.

Далее...
Январь
28.01.2018 05:09
Политика History
Россия



Великий князь Александр Михайлович Романов о попытках Запада экономически удушить молодую Советскую Россию в 20х годах.





С учетом того, что тогда также предпринималась попытка сменить режим в России путем экономического давления, при желании, можно увидеть определенные аллюзии на современную попытку США изменить политику РФ путем санкций.
Сами мемуара родственника Николая II весьма интересны, так как он еще в 20-30е годы имел свою собственную точку зрения на революцию в России, которая не сводилась с огульному поношению большевиков. Великий князь пытался подняться над классовыми антагонизмами и личной обидой на большевиков, и понять реальную природу и масштаб происходивших в России перемен, что выгодно отличало его от большей части эмиграции, которая ничего не забыла и ничему не научилась.

Далее...
27.01.2018 15:07
Политика History
Румыния Бухарестский р-нг. Бухарест



Расстрел президента: Как румыны Чаушеску к стенке поставили, а потом жалели

Румыния отмечает столетие со дня рождения одного из самых ярких и знаменитых своих лидеров — Николае Чаушеску. Хотя его свержение и убийство в 1989 году горячо приветствовалось всей «прогрессивной общественностью», современные румыны, несмотря на долгое и плодотворное сотрудничество с Западом и членство в ЕС, считают, что поступили с «диктатором» неправильно, и совсем не уверены в правильности того курса, которым их ведут сегодня…

Николае Чаушеску родился 26 января 1918 года в румынском селе Скорничешти в бедной крестьянской семье. Подростком он переехал в Бухарест, где работал на заводе и был подмастерьем у сапожника. На работе Николае познакомился с коммунистами и под их влиянием вступил в Коммунистический союз молодежи, начал агитировать за левые идеи и бороться за права рабочих и против фашизма, из-за чего несколько раз попадал в тюрьму и подвергался жестоким пыткам.

Освобожден Чаушеску был только в 1944 году, после отстранения от власти в Румынии прогитлеровских сил. Верность Николае левым идеалам оценили в разрешенной теперь Румынской коммунистической партии. Парень стал сначала секретарем Коммунистического союза молодежи, затем — начальником Высшего политического управления вооруженных сил и замминистра обороны страны. После объединения коммунистов и социал-демократов в Румынскую рабочую партию Чаушеску руководил обкомами РРП и был министром сельского хозяйства, вошел в ЦК и в Политбюро новой партии.

После смерти в 1965 году руководителя Румынской Народной Республики Георге Георгиу-Дежа, Чаушеску, который был далеко не самым влиятельным человеком в партии и стране, избрали на пост первого секретаря ЦК РРП, чтобы сохранить баланс между различными политическими группировками. Однако те, кто планировали сохранить свое влияние за спиной у Николае — прогадали. Чаушеску быстро трансформировал РРП снова в Коммунистическую партию, Народную Республику — в Социалистическую, и выдвинул на ключевые государственные должности своих сторонников, в результате чего вся власть в стране была сконцентрирована у него в руках. В 1974 году он возглавил Румынию в качестве президента.

Нужно сказать, что Румыния в это время была не совсем «типичным» представителем социалистического лагеря. Чаушеску проводил политику, которую значительно позже, уже применительно к ставшей независимой Украине назовут «многовекторной». Он часто вступал в открытые дискуссии с Москвой, поддерживал хорошие отношения с Пекином, с которым конфликтовал Кремль, выступил против позиции большинства соцстран в ходе пражских событий 1968 года, не пускал на свою территорию советские войска и не давал строить железную дорогу из СССР в Болгарию.

Кроме того, Чаушеску проводил весьма либеральную внутреннюю политику — долгое время практически не ограничивал прессу, разрешал распространять в Румынии западную печатную продукцию, держал границы «открытыми». Все это делало Николае «любимчиком» Запада. Его хвалили и пытались склонить на свою сторону. Чаушеску было явно приятно такое внимание, но по принципиальным вопросам он жестко стоял на своем, покидать соцлагерь и предавать Москву не собирался.

Что касается экономики, то тут Георге Георгиу-Деж и Николае Чаушеску создали настоящее чудо. В межвоенный период Румыния была одной из наименее развитых стран Европы, от передовых государств она, по оценкам экспертов, отставала примерно на столетие. Но при коммунистах в Румынии прошла эффективная индустриализация. Объемы промышленного производства всего за 30 лет (с 1944 по 1974 годы) выросли в сто раз, а национальный доход, по сравнению с предвоенным, — в 15. Несмотря на то, что Румыния существенно нарастила добычу нефти, в структуре ее экспорта преобладала готовая продукция, а не сырье.

Правда, умудрился Чаушеску сделать и один важный просчет. В своей любви к открытости и сотрудничеству с западными партнерами, он набрал кредитов у международных финансовых организаций. Сначала это занятие казалось не только безобидным, но даже полезным. Вливание иностранных денег делало экономический рост еще более динамичным. Однако потом Чаушеску начал ощущать политическое давление, связанное с напоминанием о долгах. В конце концов, Румынию стали прессинговать, предлагая выйти из Организации Варшавского договора (ОВД) и Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), разорвав союзнические отношения с СССР, в обмен на списание задолженности по кредитным обязательствам. Когда же Чаушеску категорически отказался делать это, отношение к нему со стороны западных «партнеров» начало резко меняться.

В медиапространстве Европы и Америки он из прогрессивного лидера стал превращаться в «диктатора». Чтобы вырваться из долговых сетей, президент Румынии резко прекратил брать новые кредиты и ускорил выплаты по взятым ранее. Чтобы вернуть деньги кредиторами побыстрее, он ввел в стране режим экономии — карточную систему распределения продуктов и сокращение потребления электроэнергии. Благодаря принятым Чаушеску мерам, к 1989 году Румыния практически полностью рассчиталась по международным финансовым обязательствам.

Однако к этому времени у Бухареста появились новые проблемы. Раньше Румыния была «островом либерализма» по сравнению с остальным соцлагерем. Но в середине 1980-х в СССР началась «перестройка». И Михаил Горбачев давил на Чаушеску с тем, чтобы он запустил аналогичный процесс у себя в стране. Румынский лидер в жесткой форме отказал — заявив, что скорее Дунай потечет в противоположную сторону, чем он согласится на подобные эксперименты. Сообразив, куда дует ветер, Чаушеску попытался начать создавать новый «социалистический лагерь» из левых режимов Азии, Латинской Америки и Балкан, но не успел…

С середины 70-х по середину 80-х годов Чаушеску, осознающий постепенно, что его «гонят на флажки», отходил от своей былой либеральной политики — вводил элементы цензуры, расширял полномочия органов государственной безопасности, убирал с ответственных должностей агентов влияния Запада. Так, одного из своих приближенных — преемника по Союзу коммунистической молодежи и секретаря Компартии по вопросам пропаганды Иона Илиеску Чаушеску сначала переместил с политической на административную работу, а в 1984 году — исключил из ЦК. Однако идти на репрессии даже против иностранных агентов влияния румынский президент не пожелал, за что, наверное, и поплатился.

В 1989 году в Румынии был реализован сценарий до боли похожий на то, что в 2013 — 2014 годах произошло на Украине. В декабре в городе Тимишоаре начались массовые беспорядки — представители местного венгерского меньшинства взбунтовались против выселения оппозиционного деятеля и кальвинистского пастора Ласло Такеша, распространявшего провокационные слухи о планах властей по территориально-административной реформе и открыто работавшего на США и Канаду. Беспорядки переросли в столкновения с силовиками, в которых погибло с обеих сторон несколько десятков человек.

Чаушеску призвал своих сторонников формировать отряды самообороны. За считанные часы на его призыв откликнулись около 50 тысяч граждан. 21 декабря в Бухаресте возле здания ЦК РКП собралось около 100 тысяч человек послушать речь президента. Однако «оппозиция» направила на провластный митинг организованные группы провокаторов (в чем лидеры переворота позже сами и признались). Когда Чаушеску начал свое выступление, провокаторы стали выкрикивать оскорбления в его адрес. Кто-то взорвал в толпе петарду, чтобы спровоцировать панику. Чаушеску покинул балкон, с которого выступал, митинг был прерван.

В это время западные радиостанции и специально подготовленные пропагандисты бунтовщиков распространяли ложные слухи о том, что в Тимишоаре убито якобы от 60 до 64 тысяч человек (сообщения сопровождались демонстрацией трупов, которые, по информации СМИ, специально за деньги «арендовали» в моргах), а также — о многомиллионных счетах Чаушеску в иностранных банках. Волнения начались и в Бухаресте.

22 декабря при невыясненных обстоятельствах гибнет министр обороны Румынии Василе Миля. Запускается слух о том, что он ;якобы был убит за то, что не хотел отдавать приказ стрелять по участникам протеста. На сторону бунтовщиков начинает переходить армия, вступившая в бой с подразделения государственной безопасности.

С середины 70-х по середину 80-х годов Чаушеску, осознающий постепенно, что его «гонят на флажки», отходил от своей былой либеральной политики — вводил элементы цензуры, расширял полномочия органов государственной безопасности, убирал с ответственных должностей агентов влияния Запада. Так, одного из своих приближенных — преемника по Союзу коммунистической молодежи и секретаря Компартии по вопросам пропаганды Иона Илиеску Чаушеску сначала переместил с политической на административную работу, а в 1984 году — исключил из ЦК. Однако идти на репрессии даже против иностранных агентов влияния румынский президент не пожелал, за что, наверное, и поплатился.

В 1989 году в Румынии был реализован сценарий до боли похожий на то, что в 2013 — 2014 годах произошло на Украине. В декабре в городе Тимишоаре начались массовые беспорядки — представители местного венгерского меньшинства взбунтовались против выселения оппозиционного деятеля и кальвинистского пастора Ласло Такеша, распространявшего провокационные слухи о планах властей по территориально-административной реформе и открыто работавшего на США и Канаду. Беспорядки переросли в столкновения с силовиками, в которых погибло с обеих сторон несколько десятков человек.

Чаушеску призвал своих сторонников формировать отряды самообороны. За считанные часы на его призыв откликнулись около 50 тысяч граждан. 21 декабря в Бухаресте возле здания ЦК РКП собралось около 100 тысяч человек послушать речь президента. Однако «оппозиция» направила на провластный митинг организованные группы провокаторов (в чем лидеры переворота позже сами и признались). Когда Чаушеску начал свое выступление, провокаторы стали выкрикивать оскорбления в его адрес. Кто-то взорвал в толпе петарду, чтобы спровоцировать панику. Чаушеску покинул балкон, с которого выступал, митинг был прерван.

В это время западные радиостанции и специально подготовленные пропагандисты бунтовщиков распространяли ложные слухи о том, что в Тимишоаре убито якобы от 60 до 64 тысяч человек (сообщения сопровождались демонстрацией трупов, которые, по информации СМИ, специально за деньги «арендовали» в моргах), а также — о многомиллионных счетах Чаушеску в иностранных банках. Волнения начались и в Бухаресте.

22 декабря при невыясненных обстоятельствах гибнет министр обороны Румынии Василе Миля. Запускается слух о том, что он ;якобы был убит за то, что не хотел отдавать приказ стрелять по участникам протеста. На сторону бунтовщиков начинает переходить армия, вступившая в бой с подразделения государственной безопасности.


Уже в скором времени специальная комиссия выяснила, что никаких зарубежных счетов у Чаушеску не было. Также стало известно о том, что «60 тысяч убитых в Тимишоаре» — это чистейшей воды, как говорят нынче, фейк. Таким образом, никакой «казни» Чаушеску не было — имело место банальное жестокое убийство.

Буквально через год после смерти Чаушеску был найден мертвым председатель судившего его трибунала — генерал-майор юстиции Джорджица Попа. Он добивался назначения на должность военного атташе, чтобы сбежать из страны — но из этого ничего не получилось. По официальной версии, Попа совершил самоубийство, но верится в это с большим трудом…

Через некоторое время общественности стало известно, что приказ на применение оружия в Тимишоаре дал не Чаушеску, а именно «революционный» генерал Стэнкулеску, организовавший убийство своего президента. В 2008 году он был официально осужден, и уже из тюрьмы рассказывал о таинственном «русском спецназе», который якобы спровоцировал революцию в Румынии, но который кроме него никто почему-то не видел…

В общем, поменять фамилии — и мы получим фактически побуквенное описание событий на Евромайдане, с той разницей, что Виктору Януковичу все-таки удалось сбежать из страны. Не покинь он ее вовремя, и его бы, судя по всему, ждала бы такая же участь, как и Чаушеску.

Критиковавший Чаушеску Ион Илиеску, некогда заведовавший пропагандой в румынской Компартии, оказался просто сказочным «демократом». На волне «разоблачений» своего бывшего шефа, он в 1990 году (а затем — в 2000-м) стал президентом Румынии. Сегодня он - сенатор.

Спровоцировавший беспорядки в Тимишоаре Ласло Текеш — уже много лет является депутатом Европарламента.

Румынская экономика пережила в 1990-е настоящую катастрофу. Страна выживала, проедая то, что ей досталось в наследство от Чаушеску. В 2007 году Румыния стала членом ЕС. Однако оправдали ли себя надежды, связанные у румын с Европой?

Наверное, лишь частично… Согласно данным СМИ, страну после вступления в Евросоюз покинула примерно десятая часть населения. Еще 35% ее жителей, по информации социологов, хотели бы уехать из нее в ближайшее время. Значительная часть мигрантов вынуждена заниматься самой грязной работой, проституцией…

Исследования, проведенные в последние годы, свидетельствуют о том, что 53% населения Румынии была бы не прочь вернуться в коммунистические времена; 64% - считают европейскую интеграцию в ее сегодняшнем виде ошибкой; 38% - думают, что при Чаушеску медицина работала лучше, чем сегодня (обратной точки зрения придерживаются 33%). Если же говорить о молодежи, то 72% ее представителей считают, что при Николае Чаушеску Румыния жила лучше.

49% современных румын называют Чаушеску хорошим руководителем, 30% - нейтральным и лишь 15% - плохим… Сожалеют о его расстреле и называют казнь несправедливой — 84% жителей страны.

В ностальгии по «золотому коммунистическому веку» нет ничего удивительного. Согласно расчетам Еврокомиссии, 38,8% населения Румынии относятся к беднякам. По одним методикам подсчета, Румыния является самой бедной страной в ЕС, по другим — занимает второе место по уровню бедности после Болгарии.

Проведенный в декабре 2017 года соцопрос свидетельствует о том, что в Румынии царит тотальный пессимизм. Три четверти опрошенных заявили, что страна идет в неправильном направлении. Примерно половина — утверждают, что жить в 2017 году им стало хуже, чем в 2016-ом. При этом 46% румын считают, что в 2018-м им станет еще хуже.

В 2017 году около 300 тысяч жителей страны вышли на акции протеста, направленные против коррупции. В обществе усиливается раскол между национал-либералами и социал-демократами. Однако внятной программы развития страны не может предложить никто в принципе. Несмотря на негативное отношение населения к происходящему, в Румынии отсутствуют мощные лево-патриотические партии, и страна фактически вынуждена жить в условиях навязанной извне политической повестки, заставляющей ее бежать по замкнутому кругу, словно лошадку на карусели. Пока Румыния остро нужна США и НАТО под размещение военных баз и системы ПРО, никто ее никуда не отпустит…

https://picturehistory.livejournal.com/3022267.html - цинк

PS. На тему "русского спецназа", то и в других источниках встречал упоминания о том, что КГБ СССР при Горбачеве помогал свергать Чаушеску.
Из книги Кара-Мурзы "Экспорт революции":



Единственным нарушением ненасильственного стиля революций в странах СЭВ стала замена власти в Румынии90. Генеральный секретарь Компартии Румынии Николае Чаушеску проводил независимую от СССР политику и во многих случаях осуждал действия советского руководства. Румыния в 1968 г. отказалась присоединиться к вводу войск Варшавского Договора в Чехословакию, а в 1979 г. не поддержала ввод советских войск в Афганистан.

Эти разногласия негативно влияли и на развитие торгово-экономических отношений между Румынией и странами, входившими в Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Поскольку на долю стран СЭВ приходилось свыше 60% общего объема внешней торговли Румынии, то по оценкам румынских источников и МВФ, потери Румынии от осложнения отношений со странами СЭВ составили за 1980-1985 годы свыше 3 млрд. долларов. Румыния была активным участником Движения неприсоединения, хотя и не вышла из Варшавского Договора и СЭВ.

Особая позиция Румынии внутри «советского блока» вполне устраивала Запад, поэтому политика Н. Чаушеску пользовалась его поддержкой. Румыния получала льготные займы и кредиты, ее товарам был открыт доступ на рынки Запада, в торговле со всеми странами «большой семерки» она имела режим «наибольшего благоприятствования». Подобных привилегий не имела ни одна другая страна, являвшаяся членом Варшавского Договора и СЭВ.

С 1975 по 1987 г. Румынии было предоставлено около 22 млрд. долларов западных кредитов и займов, в том числе 10 млрд. долларов — от США. Срок их погашения приходился на 1990-96 годы. Но, как отмечалось в прессе США и Западной Европы, финансовые магнаты и официальные деятели Запада предлагали Бухаресту выплачивать долги «политически» — намекалось на желательность выхода Румынии из Варшавского Договора и СЭВ, т.е. открытой конфронтации Румынии с СССР и его союзниками. Однако Н.Чаушеску отверг эти «идеи» и заявил, что Румыния погасит свои долги раньше положенного срока.

Долги погашались за счет сокращения импорта и форсирования экспорта товаров, в том числе продовольствия и предметов потребления. Стремясь обрести экономическую независимость, режим Чаушеску приступил к ускоренному выплачиванию внешнего долга за счет «жесткой экономии» и «затягивания поясов». Румынии пришлось напрячь все силы, чтобы, во-первых, быстро расплатиться с Западом и, во-вторых, ослабить зависимость от торговли со странами СЭВ. Эти цели были достигнуты за 1987-89 годы, но ценой лишений для населения. В те годы по вечерам рано гасили свет на улицах и в домах, только 2 — 3 часа в день работало телевидение, горячая вода практически не подавалась. Обострилась продовольственная проблема.

В 1975—1989 гг. Румыния выплатила с процентами долги общей суммой 22 млрд. долларов. Это резко ухудшило отношения с Западом. Он перешел фактически к политике блокады в отношении Румынии, к Западу присоединился и «горбачевский» СССР. В 1988 году впервые за послевоенные годы экспорт Румынии на 5 млрд. долларов превзошел ее импорт. Это позволило преодолеть многие экономические трудности. В июне 1989 г. Бухарест заявил об отказе от внешних заимствований.

Однако терпение масс стало истощаться. Осенью 1987 года произошли серьезные волнения среди рабочих в Брашове. Дошло до того, что рабочие штурмом овладели зданиями уездного комитета партии и мэрии. В ходе подавления волнений службами госбезопасности были убиты семь и арестовано более двухсот человек.

В СССР и в западной прессе, а затем и в выступлениях официальных деятелей стран «большой семерки» Чаушеску все чаще стали называть «диктатором» и «сталинистом». В 1987 г. западные правительства перестали приглашать Чаушеску с визитами в страны Запада. В 1988 г. Румынию лишили режима «наибольшего благоприятствования» в торговле со странами «большой семерки» и ЕЭС. Причина в том, что Чаушеску отказался поддержать горбачевскую перестройку, он утверждал, что перестройка ведет к крушению социализма и развалу компартии. Более того, Румыния после 1985 г. активизировала связи с Кубой, КНДР, Албанией и Китаем, а также с Ираном и Ираком, Ливией и Никарагуа, Вьетнамом и другими ненавистными Западу странами. 18 декабря 1989 г. состоялся визит Чаушеску в Иран, в ходе которого Тегеран и Бухарест договорились о военно-политическом и экономическом взаимодействии.

В те же годы Чаушеску прилагал усилия для сплочения мирового коммунистического движения. Активизировались связи Румынии с ГДР и Чехословакией. Согласно данным югославской и западноевропейской прессы, в Бухаресте был разработан проект создания экономического сообщества соцстран в составе Румынии, Чехословакии, ГДР, Кубы, Китая, Албании, Северной Кореи и Вьетнама: ввиду начинавшегося распада СЭВ создание такого блока позволило бы укрепить сплоченность стран, противостоящих перестройке. На праздновании 45-летия со дня освобождения Румынии от фашизма (август 1989 г.) Чаушеску заявил, что «скорее Дунай потечет вспять, чем состоится „перестройка“ в Румынии». С осени 1988 г. «румынская тема» стала занимать важное место в переговорах Горбачева, Шеварднадзе и Яковлева с деятелями стран Запада.

В ноябре 1989 г. состоялся ХIV съезд румынской компартии, на котором Чаушеску объявил перестройку «вредительством делу социализма» и «пособничеством империализму». Съезд предложил созвать международное совещание коммунистических и рабочих партий, которое не собиралось с 1969 года. Причем это предложение предусматривало участие в совещании и тех компартий, которые после 1956 года разорвали связи с КПСС. Провести совещание Чаушеску предлагал в Бухаресте или Москве. 15 декабря ЦК КПСС направил короткую телеграмму в Бухарест, выразив согласие «с идеей проведения совещания».

В прессе США и Англии в 1988-89-х годах подчеркивалось, что Чаушеску становится «проблемой для Запада и Горбачева», что Румыния может сплотить все социалистические страны, противостоящие «перестройке», что «с Чаушеску нужно что-то решать». Осенью 1989 г. были начаты практические действия. Существенную роль в развитии событий в Румынии сыграла Венгрия.

Напряженность возникла из-за притеснений в Румынии трансильванских венгров и перешла на государственный уровень. Ответом стали 200-тысячная демонстрация в Будапеште, свободное функционирование в Венгрии румынского «самиздата», официальное признание проблемы румынских беженцев и сооружение лагерей беженцев, присоединение к Конвенции ООН о беженцах и официальная просьба венгерских властей об оказании им финансовой помощи для содержания румынских эмигрантов через Комитет по делам беженцев при ООН.

17 ноября 1989 г. верующие города Тимишоара, расположенного в зоне компактного проживания венгров в Румынии, собрались возле дома священника-протестанта Ласло Текеша, который вел активную антикоммунистическую пропаганду и выступал с резкой критикой режима. Он был подвергнут домашнему аресту, а затем власти попытались выслать его из города. 15 декабря в Тимишоаре прошла демонстрация протеста против депортации Текеша и с требованием отставки Чаушеску, ее разогнали водометами. На следующий день были вызваны войска и произведены репрессии. Их образ раздувался в массовом сознании — ходили слухи, будто разбегавшихся демонстрантов расстреливали с вертолетов.

За границей у румынских посольств прошли демонстрации протеста против “жестокостей Чаушеску”. 17 декабря Чаушеску созвал Политбюро в связи с волнениями в Тимишоаре — справиться с ними не удалось за целый месяц. Тем не менее он не отменил визита в Иран и отбыл туда 18 декабря, однако 20-го прервал визит и вернулся в Бухарест, где в тот же день выступил по радио и телевидению. Он заявил, что «действия хулиганствующих элементов в Тимишоаре были организованы и начаты при поддержке империалистических кругов и шпионских служб различных зарубежных государств с целью дестабилизации ситуации в стране, уничтожения независимости и суверенитета Румынии».

21 декабря по указанию Чаушеску в Бухаресте был созван митинг. С балкона здания ЦК партии он начал свою речь, но прямо в толпе раздался взрыв, что вызвало панику среди манифестантов. На несколько минут телетрансляция была прервана, а когда возобновилась, обстановка на площади уже изменилась. Отовсюду слышались крики «Долой тирана!», «Долой коммунизм!» К вечеру на Дворцовой площади появились танки, послышалась стрельба.

В массовых демонстрациях в Бухаресте участвовала главным образом молодёжь. Официальное радио объявило о самоубийстве министра обороны Василя Милю, но в дальнейшем стали поговаривать о том, что его казнили за отказ стрелять в народ. Это послужило поводом для перехода армии на сторону восставших. Был образован Фронт национального спасения, который возглавил Ион Илиеску, один из опальных лидеров румынской компартии. Фронт объявил о взятии власти в свои руки. Днем 22 декабря супруги Чаушеску бежали из Бухареста.

Известия о том, что реально происходило в Бухаресте, противоречивы. В прессе утверждалось, что засевшие на крышах и балконах снайперы убивали всех, кто попадал в прицел. Они якобы появлялись в местах дислокации сил оппозиции и армейских частей, открывали огонь, провоцировали перестрелки. Эти действия приписали агентам Секуритате (госбезопасности), будто бы сражавшихся за свергнутого диктатора. Уже тогда эти сообщения казались неправдоподобными. Вероятнее, хаос создавался преднамеренно, в соответствии с намеченным планом передачи власти (все события разворачивались в Бухаресте, в остальной Румынии все было спокойно).
В те дни, когда происходили бои в Бухаресте, настоящую «психологическую диверсию» осуществляли СМИ, уже контролируемые новой властью. Непрерывно поступали сообщения о том, что «террористы» атакуют тот или иной объект, что отравлена вода в столичном водопроводе, что взорван атомный реактор в Питешти и т.п. Все было рассчитано на то, чтобы посеять панику.

После бегства из Бухареста чета Чаушеску добралась до города Тырговиште, где их задержали и доставили в казарму местного гарнизона. Сюда 25 декабря прибыли организаторы суда, который быстро приговорил Чаушеску и его жену к расстрелу, смертный приговор исполнили немедленно. Через несколько дней Бухарест посетил Шеварнадзе, поздравивший убийц с «избавлением Румынии от тирании Чаушеску». 26 декабря по телевидению показали суд над Чаушеску и его расстрел. В кадре были видны только обвиняемые, состав военного трибунала и главный обвинитель ни разу не были показаны.
Уже вскоре после поспешной казни четы Чаушеску выяснилось, что названная на суде цифра в «шестьдесят тысяч погибших» была надуманной, на самом деле в ходе событий в Румынии погибло около тысячи трехсот человек. К маю 1990 г. в стране сложилась новая политическая система, которую закрепила конституция, принятая в декабре 1991 г. Румыния уже не называлась социалистическим государством.

С самого начала новая власть активно настаивала на версии о стихийности революции. Заместитель председателя Совета ФНС Казимир Ионеску в интервью газете «Известия» говорил: «Наше движение было совершенно стихийным, оно не было организовано», — но тут же опроверг свои слова, рассказывая о том, как специальная команда готовились сорвать выступление Чаушеску 21 декабря.

Существует версия, что действия по свержению власти развивались двумя параллельными потоками. Одна оппозиционная группировка включала в себя отставных генералов и бывших высокопоставленных чиновников, «обиженных» Чаушеску. Это — основа будущего ФНС (впрочем, имеются сведения что ко времени событий ФНС негласно существовал уже 6 месяцев). Вторая группировка — действующие генералы армии и госбезопасности. Противоречия между этими двумя группировками, возможно, и являются причиной вооруженных столкновений 23 — 28 декабря 1989 года. Как известно, ни один из «террористов» ни живым ни мертвым так и не был предъявлен общественности и журналистам.

В течение некоторого времени телевидение продолжало поддерживать в обществе психологический стресс. Люди приходили в ужас, когда по телевидению показывали страшные кадры, на которых были видны почерневшие трупы истерзанных людей, лежащие на краю разрытых ям. А голос за кадром говорил, что это — «братские могилы, куда Секуритате зарыла мучеников революции». Правда, вскоре после этого жуткого показа один из врачей в Тимишоаре объяснил, что трупы, которые демонстрировали по телевидению, это вовсе не жертвы секуристов, все эти люди умерли еще до декабрьских событий. Но это уже не имело значения.

28 декабря 2004 г. сразу после полуночи, когда обыватель уже лег спать, телекомпания НТВ показала в РФ немецкий документальный фильм «Революция по заказу. Шах и мат семье Чаушеску» (режиссер С. Брандштеттер, 2004). Фильм рассказывает о «революции» в Румынии и убийстве Чаушеску. Сотрудники спецслужб Франции, ФРГ и США рассказали с экрана о технологии организации ими всех «бархатных» революций в Восточной Европе и СССР.
Начинается фильм с рассказа о «стихийной» революции в Румынии в декабре 1989 г. Авторы поэтапно разбирают совместную операцию ЦРУ и КГБ во всех ее деталях, включая спектакль Тимишоары. А в финале дается такой титр на русском языке: «Фильм посвящается героическому народу Румынии, стихийно вышедшему на улицы в 1989». Прозвучавшие в фильме признания сотрудников ЦРУ и свидетельства некоторых участников тех событий не оставляют сомнений в том, что свержение режима Чаушеску проходило по детально проработанному сценарию. Но самым, пожалуй, шокирующим пунктом стало то, что в план организаторов восстания входило хладнокровное кровопролитие. Оно требовалось для мобилизации массовых протестов населения. Кровавая провокация становится узаконенной политической технологией по переходу к демократии!


По прошествии многих лет восстанавливается реальная картина. Объективные авторы уже признают, что диктатура Чаушеску никогда не была кровавой. Согласно опросу общественного мнения, в 1999 году 64% румын считали, что «жизнь при Чаушеску была лучше, чем сегодня»92. Заговорили, хотя и весьма глухо, что Чаушеску удалось «совершить невозможное» и выплатить все внешние долги, что сразу же представляло фигуру Чаушеску в ином свете и частично объясняло экономические трудности и жесткую экономию в 80-е годы.

Из года в год жизнь для большинства становится труднее, на улицах городов множество нищих, зимой даже в Бухаресте большая часть квартир не отапливается. Зато в роскоши живут «новые богатые», многие из них — партийно-государственные функционеры времен Чаушеску. Полковник Ион Мареш, участник задержания Чаушеску в декабре 1989 г., жалуется, что его называют «убийцей» и отказываются обслуживать в магазине. Участники суда над Чаушеску, который теперь все чаще именуют «позорным», получают письма с угрозами.

Далее...
25.01.2018 15:47
Общество History
Украина



Спартанцам царя Леонида помешал предатель Эфиальт, а "героям Украины" помешали валенки, которые помогли их догнать во время совершения "подвига" связанного с бегством от большевиков. А вот не одели бы валенки, смогли бы драпать вплоть до Канады.

Скрин вот отсюда https://poltora-bobra.livejournal.com/1340218.html

Далее...
24.01.2018 20:14
HISTORY
Польша

В ходе выступления на Дне памяти Холокоста вице-президент Европарламента (ЕП) Мейрид Макгиннесс не упомянула про роль Красной армии в освобождении концлагеря Освенцим, заявив, что это сделали «союзные войска».

«Зимой 1945 года лагеря смерти Аушвиц-Биркенау были освобождены силами союзных войск», – заявила Макгиннесс, добавив, что «Холокост – это преступление против человечества», передает РИА «Новости».

Макгиннесс заявила, новые поколения должны помнить и не допускать в будущем тех событий, которые захлестнули Европу в годы Холокоста.

Как заявил президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) Вячеслав Моше Кантор, «если говорить конкретно про 27 января, то это была Красная армия, часть союзных войск».

По его словам, в настоящее время есть много желающих умалить достижения Красной армии во время Второй мировой войны, ссылающихся на то, что СССР был союзником Германии в 1939 году.

«Мы помним, кто начал войну, но почему вы забыли, кто ее закончил? Почему память у вас субъективна? Поэтому Аушвиц был освобожден Красной армией», – подчеркнул Кантор.

Проведение в ЕП памятного Дня памяти Холокоста организовал Европейский еврейский конгресс. Памятное мероприятие приурочено к международному Дню памяти жертв Холокоста 27 января. Именно в этот день Советская армия освободила крупнейший концлагерь Освенцим.

Напомним, год назад по случаю Дня памяти Холокоста глава правительства Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что на «просвещенном» Западе возрождается антисемитизм.

Далее...
Количество новостей на странице

Народ Един — Copyright © КОПИРАЙТ, 2012 - 2017

Администрация портала "Народ Един" предупреждает Вас о том, что персональные данные пользователей обрабатываются на сайте в целях его функционирования. Если Вы не согласны с этим, то должны покинуть портал "Народ Един", в противном случае это является согласием на обработку персональных данных пользователя.

Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.
Объявления
Объявления

Доска объявлений и Совместные закупки

Сэкономьте на покупках, присоединяясь к Совместным покупкам

Социальная сеть
Социальная сеть

Социальная сеть Народ Един

Общайтесь с пользой!

Работа
Работа

Работа в сети Народ Един

Найдите работу своей мечты

Поручения
Поручения

Поручения заданий в сети Народ Един

Эффективно делегируйте задачи исполнителям

Форум
Форум

Форум сети Народ Един

Общайтесь на форуме Народ Един

Городская Сеть
Городская Сеть

Городская Сеть Народ Един

В Городской Сети Народ Един Вы сами пишете историю.

Трансляции
Трансляции

Трансляции сети Народ Един

Трансляции сети Народ Един

Добро пожаловать в сеть Народ Един

Свернуть
Яндекс.Метрика